Бездействие судебного пристава-исполнителя

4390

Вопрос

Какие дальнейшие действия заявителя, если старший судебный пристав признал бездействие судебного пристава-исполнителя?

Ответ

Заявитель вправе подать исковое заявление в суд о взыскании убытков, причиненных бездействием судебного пристава-исполнителя.

Исходя из системного толкования статей 15, 16, 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий государственных органов либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению.

При этом, требование о возмещении вреда можно заявить, даже не оспаривая действий судебного пристава-исполнителя.

В делах о возмещении вреда, причиненного органами власти или их должностными лицами, уже давно стоял вопрос: необходимо ли для возмещения такого вреда также оспаривать и законность ненормативного акта, действия или бездействия такого органа (должностного лица). Президиум ВАС разрешил этот вопрос в п. 4 Информационного письма от 31.05.2011 № 145, причем весьма категорично.

Судьи разъяснили, что осуществление защиты нарушенного права путем возмещения вреда (ст. 16 ГК РФ) не зависит от необходимости оспаривания ненормативного акта, действий (бездействия) государственных или муниципальных органов (их должностных лиц), которыми был причинен вред, по правилам, установленным главой 24 АПК РФ. Арбитражный суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) в рамках рассмотрения иска о возмещении вреда.

Ответчиком будет Российская Федерация в лице Федеральной Службы Судебных Приставов. Вред возмещается за счет казны РФ (ст. 1069 ГК РФ).

Данное дело подведомственно Арбитражному суду. Иск о возмещении вреда, причиненного государственными органами (их должностными лицами), подлежит рассмотрению по месту нахождения органа, причинившего вред (органа, должностным лицом которого причинен вред), если иное не предусмотрено законодательством (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 № 145).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

1. Со службы судебных приставов можно взыскать как убытки, так и проценты

«Исполнительное производство-заключительная стадия арбитражного или гражданского процесса, от которой в конечном итоге зависит, насколько полно будут восстановлены права истца. Задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц1.

В этой связи своевременность выполнения судебным приставом-исполнителем обязанностей, возложенных на него законом, является важнейшей составляющей права на справедливое правосудие в разумные сроки. Такое право гарантировано Конституцией Российской Федерации (ст. 46) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод2(ст. 6). Так, например, в постановлении Европейского суда по правам человека по делу Бурдова против России прямо отмечается, что исполнение решения является неотъемлемой и составной частью права на судебную защиту3. Не так давно был принят Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее – Закон о компенсации). Инструментом восстановления прав стороны судебного разбирательства является денежная компенсация, которая присуждается судом или арбитражным судом в определенном размере. Размер такой компенсации определяется исходя из требований заявителя, обстоятельств дела, по которому было допущено нарушение, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, а также с учетом принципов разумности, справедливости и практики Европейского суда по правам человека. Что касается исполнительного производства, Закон о компенсации предусматривает право требовать присуждения компенсации только в случае нарушения права на исполнение в разумный срок судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов Российской Федерации. Остальные случаи выпадают из сферы регулирования Закона о компенсации, поэтому взыскателю при нарушении его права на своевременное исполнение судебного акта остается пользоваться теми способами защиты права, которые предусматривает ГК РФ.

С СУДЕБНОГО ПРИСТАВА-ИСПОЛНИТЕЛЯ МОЖНО ВЗЫСКАТЬ УБЫТКИ

Сложность взыскания убытков на практике определяется прежде всего проблемами доказывания всех элементов состава нарушения.

Какие действия или бездействие судебного пристава-исполнителя могут являться основанием для взыскания убытков? Как обосновать возникновение ущерба? И, самое сложное, как доказать причинно-следственную связь между деянием судебного пристава и возникшим ущербом?

Обратимся к судебной практике применения статей 16, 1069 ГК РФ к отношениям, связанным с принудительным исполнением судебных актов.

Практика. На основании исполнительного листа судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство о взыскании с объединения в пользу банка суммы процентов и государственной пошлины по апелляционной жалобе.

Судебный пристав-исполнитель произвел замену стороны в исполнительном производстве и присоединил его к сводному исполнительному производству в отношении того же должника, которое велось с 2003 года. Оплаченная должником в рамках сводного исполнительного производства сумма исполнительского сбора в 2007 году была зачислена в бюджет Российской Федерации. Общество (взыскатель) посчитало, что исполнительский сбор взыскан с должника и перечислен в федеральный бюджет до удовлетворения требований всех взыскателей. Это и стало поводом обращения в суд с иском о возмещении причиненного вреда.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска, однако суд кассационной инстанции признал, что действия судебного пристава-исполнителя по взысканию в первоочередном порядке исполнительского сбора до удовлетворения требований всех взыскателей причинили вред обществу. При этом суд сослался на отсутствие другого имущества у должника и удовлетворил иск.

Президиум ВАС отменил акты всех трех инстанций и направил дело на новое рассмотрение. При этом высшая инстанция указала, что суды должны были оценить законность действий судебного пристава-исполнителя при рассмотрении иска о возмещении убытков. Однако взыскание судом кассационной инстанции убытков нарушило права других взыскателей по сводному исполнительному производству. Сумма подлежала распределению между всеми взыскателями в рамках сводного исполнительного производства (постановление Президиума ВАС РФ от 13.12.2011 № 9350/11 по делу № А40-50085/10-24-422).

Таким образом, при наличии других взыскателей в сводном исполнительном производстве общество могло требовать возмещения убытков только пропорционально причитающейся ему сумме, указанной в исполнительном документе. А суду в свою очередь следует учитывать, что при наличии сводного исполнительного производства требования удовлетворяются пропорционально размеру долга относительно общей суммы, подлежащей взысканию в рамках сводного исполнительного производства. Иное же ущемляет права других взыскателей.

Другой удачный пример взыскания убытков связан с незаконным распределением судебным приставом-исполнителем денежных сумм, вырученных от продажи имущества, являющегося предметом залога. Денежная сумма была распределена между всеми взыскателями по сводному исполнительному производству, что нарушило преимущественное право истца на получение денежных средств за счет обращения взыскания на заложенное имущество. В данном случае суд в порядке статьи 1069 ГК РФ взыскал за счет казны Российской Федерации убытки, причиненные истцу неправомерными действиями судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных актов в отношении должников4.

Незаконные действия или бездействие судебного пристава-исполнителя могут выражаться, например, в наложении (или же, наоборот, снятии) ареста на денежные средства или имущество должника. Кроме того, судебный пристав-исполнитель может неоправданно задержать совершение таких действий, а должник, пользуясь этим, – реализовать имущество. Впоследствии такая ситуация может обернуться невозможностью взыскания. Если такое выбытие имущества должника, за счет которого мог быть исполнен судебный акт, обусловлено незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, то это является основанием для возмещения вреда взыскателю. Однако такое правило применяется только при условии, что не доказана возможность исполнения судебного акта за счет иного имущества5.

То же самое касается выбытия денежных средств, за счет которых мог быть исполнен судебный акт вследствие незаконных действий судебного пристава-исполнителя по возврату их на счет должника.

Внимание!

По данным ВАС РФ в 2011 году арбитражные суды в 24,7% дел удовлетворяли требования заявителей о возмещении вреда, причиненного судебными приставами-исполнителями. В пользу заявителей по таким спорам было взыскано 76 000 000 рублей.

Убытки из-за падения цены имущества взыскать не удастся

Встречаются ситуации, когда судебный пристав-исполнитель затягивает сроки реализации арестованного имущества должника, что влечет возникновение убытков, например, в виде расходов, связанных с хранением арестованного имущества. Так, например, арбитражный суд по одному из дел оставил в силе судебные акты о взыскании убытков. Убытки возникли у истца вследствие бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в непринятии постановления о возмещении истцу расходов по совершению исполнительных действий в части погрузки, перевозки и хранения арестованного имущества. Причинно-следственная связь здесь представляется достаточно очевидной.

Логично было бы предположить возможность возникновения у взыскателя убытков и вследствие падения цены имущества, на которое обращается взыскание за период незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя по реализации имущества. Особенно очевидны такие убытки при условии наличия периодически обновляемых данных о рыночной стоимости имущества (например, ценные бумаги, включенные в котировальные списки). То же самое касается убытков, связанных с курсовой разницей при продаже иностранной валюты, списанной со счетов должника или изъятой наличной иностранной валюты. Однако данная позиция не находит подтверждения в практике применения статьи 1069 ГК РФ. Разница курсов валют является объективным фактором, не состоящим в причинно-следственной связи с результатом оценки действий (бездействия) должностного лица, в данном случае – судебного пристава-исполнителя. Противоположная позиция привела бы к тому, что изменение курса в сторону удорожания рубля повлекло бы неосновательное обогащение кредитора6.

Главное при взыскании убытков за счет казны – доказать причинно-следственную связь

Эти примеры объединяет один признак, который, по-видимому, можно считать решающим критерием удовлетворения иска о взыскании убытков – неправомерные действия или бездействие судебного пристава-исполнителя объективно влекут невозможность исполнения судебного акта. Причинно-следственная связь во всех случаях очевидна и ярко выражена. Сумма ущерба определяется в зависимости от суммы, на которую мог бы рассчитывать взыскатель при условии отсутствия нарушений со стороны судебного пристава-исполнителя (например, в размере стоимости имущества, с которого был неправомерно снят арест). Возникновение убытков в основном связано с нарушением права взыскателя на осуществление правосудия в разумные сроки (несоблюдением приставами процессуальных и разумных сроков совершения исполнительных действий).

Из изложенного следует, что удовлетворение иска о взыскании за счет казны убытков, вызванных незаконными действиями или бездействием судебного пристава-исполнителя возможно. Однако в большинстве случаев, когда суд отказывает в удовлетворении таких требований, взыскателю не удается доказать главный элемент состава нарушения – причинно-следственную связь.

Суды отказывают в удовлетворении таких исков и не признают расходами взыскателя (убытками) ранее взысканную решением суда и неполученную сумму задолженности7. Кроме того, суды не признают незаконным бездействие, обусловленное розыском должника и его имущества, отсутствием денежных средств либо незначительным их наличием на расчетных счетах, а также отсутствием имущества.*

ДОЛЖНИК НЕ НЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕСВОЕВРЕМЕННОЕ ПЕРЕЧИСЛЕНИЕ ДЕНЕГ С ДЕПОЗИТА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

Нередки случаи, когда судебный акт фактически исполнен должником, денежные средства перечислены на депозитный счет подразделения ФССП России, но перечисление их на счет взыскателя не производится без наличия на то каких-либо объективных причин.

Как показывает практика, применение мер ответственности к должнику в таком случае невозможно. Как указано в совместном постановлении Пленумов Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ9, если должник, используя право, предоставленноестатьей 327 ГК РФ, внес в установленный срок причитающиеся с него деньги на депозитный счет подразделения судебных приставов-исполнителей, денежное обязательство считается исполненным своевременно. Проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму долга в таком случае не начисляются.

Было бы логично предположить, что проценты за пользование чужими денежными средствами в таком случае должны взыскиваться с подразделения ФССП России за счет средств федерального бюджета. Данная мера гражданско-правовой ответственности, по сравнению с убытками, не осложнена доказыванием причинно-следственной связи и применяется в части, не покрытой убытками, за любую просрочку исполнения денежного обязательства. Сложность состоит в другом.

Вопрос о возможности применения статьи 395 ГК РФ к задолженности, возникающей из публичных правоотношений, долгое время решался не в пользу взыскателя по исполнительному производству, несмотря на очевидность нарушения его прав в области предпринимательской деятельности. Ставка рефинансирования ЦБ РФ, применяемая при расчете процентов за пользование чужими денежными средствами, отражает удорожание денежных средств для хозяйствующего субъекта, что не требует дополнительного доказывания. Статья 395 ГК РФ в этой связи направлена на восстановление прав кредитора по денежному обязательству в упрощенном порядке.

Цитата. «В случае несвоевременного перечисления судебным приставом-исполнителем денежной суммы по исполнительному листу причиненный взыскателю вред возмещается в соответствии с нормами гражданского законодательства. При этом проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ, не взыскиваются. <...> При решении вопроса о возмещении вреда необходимо руководствоваться статьями 16, 1064, 1069 ГК РФ» (п. 33 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.06.2004 № 77).

Отношения лиц, участвующих в исполнительном производстве, не являются гражданско-правовыми. Поэтому нормы ГК РФ, в том числе и статьи 314, 395, не могут применяться к данным отношениям. Пункт 3 статьи 2 НК РФ в свою очередь устанавливает, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Законодательством об исполнительном производстве не предусмотрена возможность начисления процентов на взыскиваемые денежные средства в период, когда они находятся на депозитном счете службы судебных приставов. Со ссылкой на указанное информационное письмо арбитражные суды долгое время отказывали в удовлетворении соответствующих исков.

Однако реформа судебной системы и законодательное закрепление института компенсации за нарушение права на справедливое правосудие в разумные сроки повлияли и на решение данной проблемы.

ВАС РФ ПРИРАВНЯЛ ПРОЦЕНТЫ К МИНИМАЛЬНОМУ РАЗМЕРУ УБЫТКОВ

В конце 2011 года Президиум ВАС РФ вынес постановление, которое в корне меняет подход к решению указанного вопроса.

Практика. В рамках исполнительного производства денежные средства должника поступили на счет службы судебных приставов, на счет взыскателя денежные средства перечислены не были. Впоследствии суд признал бездействие судебного пристава-исполнителя по неперечислению денежных средств незаконным и обязал перечислить денежные средства на счет взыскателя. В связи с тем что компании указанные денежные средства так и не были перечислены, она обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании со службы судебных приставов процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суды трех инстанций в удовлетворении заявленных требований отказали, сославшись на то, что отношения со службой судебных приставов не основаны на нормах обязательственного права, и соответственно взыскать проценты по статье 395 ГК РФ нельзя.

Однако Президиум ВАС РФ с таким выводом не согласился, отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение. При этом ВАС РФ указал следующее. Вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации (ст. 16 АПК РФ). Неисполнение судебных актов, а также невыполнение требований арбитражных судов влекут за собой ответственность, которая предусмотрена АПК РФ и другими законами. Законом об исполнительном производстве установлен срок для перечисления денежных средств взыскателям, а именно: перечисление (выдача) денежных средств осуществляется в порядке очередности в течение пяти операционных дней со дня их поступления на депозитный счет подразделения судебных приставов (ч. 1 ст. 110 Закона об исполнительном производстве).

Неправомерная задержка исполнения судебного акта должна рассматриваться как нарушение права на справедливое правосудие в разумные сроки, что предполагает необходимость справедливой компенсации лицу, которому причинен вред нарушением этого права.

В случае причинения вреда вследствие несвоевременного выполнения службой судебных приставов своих обязанностей по перечислению денежных сумм взыскателю последний не лишен возможности использовать меры судебной защиты по правилам, предусмотренным нормами материального права, в частности путем предъявления самостоятельного требования.

В связи с неперечислением взыскателю части присужденной суммы предъявленные истцом проценты по ставке рефинансирования в данном случае по своей сути являются минимальным размером причиненных незаконным бездействием службы судебных приставов убытков, которые в силу статей 16, 1069 ГК РФ подлежат взысканию за счет казны Российской Федерации (постановление Президиума ВАС РФ от 18.10.2011 № 5558/11 по делу № А40-146928/09-65-760)10.

Этот вывод разрешает проблему взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами с публично-правовых образований в рамках публично-правовых отношений. Проценты по статье 395 ГК РФ фактически приравнены к убыткам и взыскиваются по нормам о взыскании убытков.

По смыслу указанного постановления ссылка в соответствующем иске на статью 395 Гражданского кодекса просто не требуется (или требуется, но как аналогия закона). Также возможна ссылка по аналогии на Закон о компенсации. Предмет иска, по-видимому, должен быть сформулирован как взыскание убытков в размере удешевления взысканных денежных средств, определенном исходя из ставки рефинансирования Центрального банка РФ (реальный ущерб, расходы, необходимые для восстановления права).

Поскольку в удовлетворении иска заявителя было отказано судами трех нижестоящих инстанций, дело было направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Стоит отметить, что позиция, отраженная в рассмотренном постановлении, логично продолжает общую тенденцию судебной практики. Она заключается в расширении границ и форм ответственности публично-правовых образований.

СУДЫ СТАЛИ ПРИРАВНИВАТЬ ПОЛОЖЕНИЕ ПУБЛИЧНЫХ И ЧАСТНЫХ СУБЪЕКТОВ В ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЯХ

В последние годы в судебных актах все чаще можно встретить указание на возможность применения некоторых положений ГК РФ к публичным субъектам, даже если такие нормы предполагают юридическое равенство субъектов. Так, в одном из постановлений Президиум ВАС РФ сделал вывод о возможности взыскания морального вреда с органов государственной власти. Хотя статья 1069 ГК РФ, регулирующая гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный публичной властью, прямо не предусматривает компенсации морального вреда. Президиум ВАС РФ указал, что если орган государственной власти допустил незаконное вмешательство в осуществление лицом предпринимательской деятельности, такое лицо должно иметь возможность получить справедливую денежную компенсацию причиненного ему нематериального вреда. Отказ в присуждении такой компенсации означал бы отказ в правосудии (постановление Президиума ВАС РФ от 23.11.2010 № 6763/10 по делу № А53-6358/08).

10.05.2015

Дарим посетителям сайта 3 дня подписки

Оформите временный доступ к электронному журналу «Арбитражная практика для юристов».

Это бесплатно

Анонсы будущих номеров

    Стать подписчиком


    Ваша персональная подборка

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
      о том, как выиграть спор в арбитражном суде

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль