Залог в силу ареста не дает кредитору залогового преимущества в деле о банкротстве

7 марта 2017 526
Закон о банкротстве не содержит положений о преимущественном положении кредитора, в пользу которого наложен арест.

В рамках дела о банкротстве должника в процедуре наблюдения общество обратилось с заявлением о включении в реестр требований кредиторов требования, основанного на частично не исполненном должником решении арбитражного суда.

См. также Банкротство: требование залогового кредитора вносят в реестр с учетом оценочной стоимости объекта залога

Суды трех инстанций требование общества удовлетворили. Суды, признавая за обществом статус залогового кредитора, сочли, что залог возник в силу п. 5 ст. 334 ГК РФ со дня вступления в законную силу решения арбитражного суда. При этом обстоятельства, с которыми законодательство связывает возможность прекращения залога (ст. 352 ГК РФ), не наступили. Ссылки на постановление судебного пристава-исполнителя о снятии ареста с имущества должника в связи с введением в отношении него процедуры наблюдения, судами отклонены.

Верховный суд счел, что судебные акты нижестоящих судов подлежат отмене. Суд пояснил, что в силу п. 5 ст. 334 ГК РФ кредитор или иное управомоченное лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом, обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым требования такого лица были удовлетворены. Данная норма отсылает к ст. 174.1 ГК РФ, п. 2 которой регулирует последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено в установленном порядке в интересах кредитора.
При этом в п. 5 ст. 334 ГК РФ законодатель лишь приравнял права взыскателя к правам залогодержателя, не указав на то, что в связи с введением запрета на распоряжение имуществом возникает полноценный залог. Более того, как следует из буквального смысла указанной нормы, правила о возникновении прав залогодержателя действуют, если иное не вытекает из существа отношений залога.

ВС РФ указал, что отсутствие прав залогодержателя вытекает из существа отношений залога в ситуации банкротства должника. А закон о банкротстве исключает возможность удовлетворения реестровых требований, подтвержденных судебными решениями, в индивидуальном порядке и не содержит предписаний о привилегированном положении лица, в пользу которого наложен арест. Поэтому запрет на распоряжение имуществом не порождает таких залоговых свойств, которые позволяют кредитору получить приоритет при удовлетворении его требований в процедурах банкротства.

Документ: определение ВС РФ от 27.02.2017 No 301-ЭС16-16279 



Подписка на новости

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной новости, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно. Мы будем держать вас в курсе всех новостей и событий.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
о том, как выиграть спор в арбитражном суде

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль