text
Арбитражная практика

Доверительные отношения не исключают ничтожность сделок

  • 5 сентября 2017
  • 448

Верховный суд рассмотрел дело об оспаривании притворных сделок в банкротстве.

Банк продал обществу квартиру в центре Москвы. При этом общество оплатило квартиру следующим образом: сумму для оплаты оно получило, предъявив векселя банка. Эти векселя общество получило от двух взаимосвязанных с ним компаний в отсутствие какой-либо сделки в основе передачи. Реальной деятельности компании не осуществляли, а векселя купили у банка на кредитные средства, которые им этот банк и выдал.

Затем общество перепродало квартиру двум физическим лицам в общую долевую собственность. А один из покупателей перепродал свою долю другому лицу. В результате собственником квартиры стали Смирновы — муж и сын руководительницы банка – члена совета директоров, которая голосовала за одобрение сделки по продаже квартиры.

Позднее у банка отозвали лицензию и признали его банкротом. Конкурсный управляющий банка требовал признать сделки по отчуждению квартиры недействительными. Основание — цепочка последовательно совершенных сделок являются притворными (п. 2 ст. 170 ГК РФ) и прикрывают сделку по отчуждению банком спорной квартиры Смирновым, а сделка совершена в период подозрительности во вред кредиторам (п. 2 ст. 61.2, ст. 189.40 Закона о банкротстве). При этом реального встречного исполнения при отчуждении квартиры банк не получил, была создана лишь видимость оплаты. Управляющий требовал вернуть квартиру в конкурсную массу банка-должника.

Первые две инстанции поддержали управляющего. Суды установили, что перечисленные операции привели к созданию лишь видимости оплаты недвижимости со стороны общества. По сути, вместо квартиры банк получил неликвидную ссудную задолженность.

Суд округа направил дело на новое рассмотрение. Первая кассация указала, что суды необоснованно применили к спорным правоотношениям п. 2 ст. 170 ГК РФ (притворность) — стороны прикрывающих и прикрываемой сделок не совпадают. Кроме того, суд округа счел, что поскольку в данном случае оспаривалась цепочка последовательно совершенных сделок, надлежащим способом защиты была бы виндикация квартиры у конечных приобретателей вне рамок дела о банкротстве (п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63). А также, по мнению суда, здесь действовал годичный срок давности, а не трехлетний, как полагали нижестоящие суды.

Верховный суд РФ не согласился с кассацией и оставил в силе судебные акты нижестоящих инстанций. ВС указал, что цепочка последовательных сделок купли-продажи с разным субъектным составом может прикрываться сделка, которая направлена на прямое отчуждение имущества первым продавцом последнему покупателю.

При квалификации сделки в качестве притворной необходимо учитывать, что в отношении прикрывающей сделки ее стороны, как правило, изготавливают документы так, что у внешнего лица создается впечатление будто бы стороны действительно следуют условиям притворного договора. Однако существенное значение для правильного рассмотрения настоящего обособленного спора имели обстоятельства, касающиеся перехода фактического контроля над имуществом, якобы передаваемым по последовательным притворным сделкам.

Наличие доверительных отношений позволяет отсрочить юридическое закрепление прав на имущество в государственном реестре, объясняет разрыв во времени между притворными сделками и поэтому не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее ничтожность сделок. 

При признании судом цепочки сделок притворными как прикрывающими сделку между первым продавцом и последним покупателем возврат имущества от конечного покупателя ее первоначальному продавцу осуществляется с использованием реституционного механизма, а не путем удовлетворения виндикационного иска.

В рамках дела о банкротстве по требованию о признании нескольких сделок единой сделкой (п. 2 ст. 170 ГК РФ) и совершенной в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов банка (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве), течение срока исковой давности начинается с того момента, когда временная администрация, конкурсный управляющий реально имели возможность узнать не только о самом факте совершения оспариваемых сделок, банковских и вексельных операций, но и о том, что они являются взаимосвязанными, притворными, в действительности совершены в целях причинения вреда кредиторам.

Источник: определение ВС РФ от 31.07.2017 № 305-ЭС15-11230

Читайте

Подписка на новости

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной новости, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно. Мы будем держать вас в курсе всех новостей и событий.

Рекомендации по теме

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
А еще:
×
Простите, что прерываем Ваше чтение

Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

Предлагаем Вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
Вы продолжите читать статью через 1 минуту
×
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на сайте и скачайте файл!

Вы сможете скачать любые документы и получите бесплатный доступ ко всем материалам на сайте.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
и скачать файл
×
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.