Об отстранении конкурсных управляющих в делах о банкротстве

4689
Об отстранении конкурсных управляющих в делах о банкротстве Евгений Суворов,
к.ю.н., советник Управления частного права ВАС РФ

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.05.12 № 150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих» (далее — информационное письмо № 150).

Принципиальные выводы ВАС РФ

1. Для отстранения конкурсного управляющего от участия в деле суду достаточно протокола собрания кредиторов.
2. При принятии ходатайства об отстранении управляющего суд не связан содержанием протокола собрания кредиторов.
3. Суд вправе по собственной инициативе отстранить конкурсного управляющего от участия в деле о банкротстве.
4. Неувеличение управляющим конкурсной массы является убытком.
5. Отстранить конкурсного управляющего можно только за существенное нарушение.
6. Конкурсного управляющего можно отстранить за нарушения, допущенные в ходе любой стадии банкротства.

После принятия Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — закон № 127-ФЗ) предполагалось, что основной контроль за деятельностью арбитражных управляющих будут осуществлять саморегулируемые организации (далее — СРО), членами которых управляющие должны являться в обязательном порядке. Предполагалось, что в большинстве случаев кредитор при возникновении претензий может обратиться в СРО, а та уже будет заниматься проверкой деятельности управляющего и принимать необходимые меры по результатам проверки, вплоть до отстранения от деятельности.

Однако на практике говорить о том, что подобного контроля со стороны СРО оказалось достаточно, не приходится. Это видно на примере существенного количества судебных дел по мотивам нарушений, допускаемых арбитражными управляющими (жалобы на действия управляющих, ходатайства об их отстранении, взыскание убытков, привлечение к административной ответственности и т.п.). При этом нередко соответствующие жалобы и заявления признаются судами обоснованными. В таких случаях потерпевшие от нарушений должны иметь и имеют определенный набор правовых средств, направленных на восстановление нарушенных арбитражным управляющим прав и законных интересов, а также на пресечение действий,которые составляют угрозу их нарушения на будущее, в судебном порядке.

Основная идея информационного письма № 150 заключалась в том, чтобы сообщить судам о той практике применения действующего законодательства при решении вопроса об отстранении конкурсных управляющих, которая, с одной стороны, позволяет эффективно защитить интересы лиц, участвующих в деле, а с другой — не позволяет использовать соответствующий инструмент в целях злоупотребления отстранением управляющих без существенных оснований для этого.

Желание кредиторов отстранить конкурсного управляющего необходимо изложить в протоколе собрания

В пункте 1 обзора был решен давно возникший в практике вопрос: может ли суд рассмотреть требование об отстранении конкурсного управляющего без соответствующего ходатайства собрания кредиторов. В абз. 2 п. 1 ст. 145 закона № 127-ФЗ закреплено, что конкурсный управляющий может быть отстранен судом от исполнения обязанностей на основании ходатайства собрания кредиторов (комитета кредиторов) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей. Суды трактовали это положение закона буквально, отказывая в удовлетворении требования об отстранении управляющего, если оно было описано только в протоколе собрания кредиторов, а соответствующее ходатайство отсутствовало (см., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.09.10 по делу № А05-1266/2007).

Однако Президиум Высшего арбитражного суда отдельно разъяснил, что достаточно предоставить в арбитражный суд протокол собрания кредиторов, на котором было принято соответствующее решение об обращении в суд с ходатайством об отстранении конкурсного управляющего.

Цитируем документ. Конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего:
    — на основании ходатайства собрания кредиторов (комитета кредиторов) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на конкурсного управляющего обязанностей;
    — в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов;
— в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим (п. 1 ст. 145 закона № 127-ФЗ).

Это разъяснение представляется наиболее разумным, поскольку если есть принципиальное волеизъявление собрания кредиторов об отстранении конкурсного управляющего, то протокола собрания, в котором закреплена эта воля, будет вполне достаточно для рассмотрения арбитражным судом вопроса об отстранении. Это разъяснение во взаимосвязи с п. 7 ст. 13 закона № 127-ФЗ (в котором дается поручение управляющему направлять протокол собрания кредиторов в суд) свидетельствует о том, что суд должен по своей инициативе рассмотреть вопрос об отстранении конкурсного управляющего при поступлении протокола.

Отсутствие конкретизации в протоколе собрания кредиторов допущенных конкурсным управляющим нарушений не препятствует его отстранению

Вторым важным моментом, который Высший арбитражный суд разъяснил в информационном письме № 150, стало содержание протокола собрания кредиторов. Ранее некоторые суды использовали формальный подход к установлению действительной воли собрания. При поступлении протокола собрания кредиторов суды зачастую обращали внимание на то, насколько в нем детализировано нарушение, совершенное конкурсным управляющим. В обзоре уточняется, что суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства об отстранении конкурсного управляющего, если в протоколе собрания не было указано, какие нарушения послужили основанием для такого обращения (п. 4 информационного письма № 150).

В обзоре приводится следующий пример: суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства об отстранении конкурсного управляющего в связи с тем, что протокол собрания кредиторов не содержал конкретных данных о допущенных им нарушениях. Однако апелляция отменила это определение и отстранила конкурсного управляющего. Свое решение она объяснила тем, что закон № 127-ФЗ не содержит требований о конкретизации в протоколе собрания кредиторов тех нарушений, которые послужили основанием для принятия решения об обращении в суд с ходатайством об отстранении конкурсного управляющего. Такое ходатайство может стать лишь поводом для рассмотрения вопроса о таком устранении, поэтому излишней конкретизации не требуется.

С одной стороны, отстранение конкурсного управляющего — это крайняя мера, которая должна применяться только в самых исключительных случаях. Но с другой — если не сделать этого, да еще и оперативно, то действия недобросовестного управляющего могут причинить значительный вред, который впоследствии будет невозможно или затруднительно устранить (например, если управляющий продаст имущество компании по существенно заниженной цене либо попросту проведет конкурсное производство так, что в результате кредиторы вообще не смогут ничего получить). Поэтому любое обращение лица, участвующего в деле, с жалобой на действия управляющего — это повод для суда обратить на них особое внимание и принять все возможные меры в случае необходимости. Но суд не сможет действовать по такой схеме, если он будет связан содержанием протокола собрания кредиторов: в этом случае он потеряет возможность объективно оценить существенность нарушений, допущенных конкурсным управляющим.

Суд может отстранить конкурсного управляющего по собственной инициативе

Пункт 5 информационного письма посвящен усилению принципа добросовестности в делах об отстранении конкурсных управляющих. Речь идет о праве арбитражного суда отстранять конкурсных управляющих даже при отсутствии ходатайства заинтересованных в отстранении лиц. В большинстве своем суды указывали, что закон № 127-ФЗ не предусматривает право суда по собственной инициативе отстранять конкурсного управляющего за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязанностей (см., например, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 18.07.11 по делу № А74-1651/2010).

Цитируем документ. В случае когда после утверждения конкурсного управляющего выявляются или возникают обстоятельства, препятствовавшие (препятствующие) его утверждению, арбитражный суд может назначить заседание по вопросу об отстранении такого конкурсного управляющего и при отсутствии ходатайства лиц, участвующих в деле, либо собрания (комитета) кредиторов (п. 5 письма № 150).

В постановлении говорится о таком основании для отстранения, как выявление обстоятельств, препятствующих утверждению лица в качестве арбитражного управляющего. Самый простой пример таких обстоятельств — это возбуждение в отношении арбитражного управляющего дела о банкротстве. Очевидно, что если в отношении управляющего возбуждено такое дело, значит он управляющим быть не может. Однако сам управляющий мог возразить на это, что суд не вправе по собственной инициативе отстранить его без соответствующего ходатайства собрания кредиторов. Такое утверждение вряд ли можно назвать правильным. Во-первых, закон о банкротстве не содержит указания ни на какое ходатайство.

Цитируем документ. Конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего: <_26_hellip3b_> в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим (абз. 4 п. 1 ст. 145 закона № 127-ФЗ).

Во-вторых, какая разница, в какой момент выяснились обстоятельства, которые препятствуют лицу быть конкурсным управляющим — до или после его утверждения. В любом случае после того, как о них узнал суд — он должен отстранить такого управляющего.

Сторонники усиления роли управляющих могли бы возразить, что механизм отстранения в данном случае нужно трактовать в совокупности: наличие обстоятельств, препятствующих быть управляющим, плюс ходатайство кредиторов. Но здесь нужно учитывать и другой факт: роль суда в деле о банкротстве особенная. Здесь есть определенное смещение от чисто состязательных начал к контрольным полномочиям суда: ему приходится проверять кандидатуру управляющего и только после этого принимать решение о ее утверждении. А в случае, если обстоятельства, препятствующие лицу быть управляющим, выявятся позже, он должен иметь возможность отстранить его. Именно поэтому в п. 5 письма прослеживается усиление принципа добросовестности: одним из препятствующих обстоятельств для утверждения управляющего является его заинтересованность по отношению к должнику или кредитору. Когда управляющий находится в связке с той или иной стороной в деле о банкротстве, ему крайне сложно выполнять свою работу. Например, если управляющий действует в интересах одного из кредиторов, то он может затягивать решение вопроса об оспаривании сделки с этим кредитором; если он действует в интересах должника, то может затягивать вопрос о субсидиарной ответственности акционеров должника за доведение до банкротства. Если такая заинтересованность будет выявляться, то она должна рассматриваться как обстоятельство, препятствующее дальнейшему осуществлению управляющим своих функций.

Цитируем документ. Арбитражным судом в качестве временных управляющих, административных управляющих, внешних управляющих или конкурсных управляющих не могут быть утверждены в деле о банкротстве арбитражные управляющие: которые являются заинтересованными лицами по отношению к должнику, кредиторам; <_26_hellip3b_> (п. 2 ст. 20.2 закона № 127-ФЗ).

В данном месте следует учитывать, во-первых, открытый характер оснований для признания лиц заинтересованными по отношению друг к другу (ст. 19 закона № 127-ФЗ), а во-вторых — практику Президиума ВАС РФ по смежным спорам (сделки с заинтересованностью, взыскание убытков с директоров), связанным с конфликтом интересов, где аффилированность не всегда понимается формально. В связи с этим, принимая во внимание, что управляющий должен действовать в интересах всех участников дела о банкротстве (п. 4 ст. 20.3 закона № 127-ФЗ), то осуществление им своих полномочий в интересах кого-то одного в ущерб остальным участникам производства может послужить основанием для его отстранения по мотиву выявленной заинтересованности.

Конкурсный управляющий может быть освобожден от исполнения обязанностей независимо от наличия в производстве суда ходатайства о его отстранении

Долгое время на практике существовала следующая проблема: кредиторы подавали в суд ходатайство об отстранении конкурсного управляющего, а через некоторое время в суд поступало заявление от самого управляющего об освобождении его от исполнения своих обязанностей (см., например, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.12.11 по делу № А56-31843/2002). Это делалось специально, потому что если суд удовлетворял заявление конкурсного управляющего, то затруднялось последующее взыскание убытков с арбитражного управляющего. Так, считалось, что при прекращении полномочий арбитражного управляющего производство по всем нерассмотренным жалобам на его действия подлежит прекращению, а новые жалобы не рассматриваются. При этом, если противоправность действий в ходе рассмотрения жалобы не доказана (отсутствует определение суда по делу о банкротстве об удовлетворении жалобы), то и убытки потом взыскать будет нельзя, так как суд по иску об убытках не может делать вывод о противоправности в деле о банкротстве. Иными словами, если по завершении дела о банкротстве один из кредиторов подает иск о взыскании убытков с управляющего, то для его удовлетворения суду, по меньшей мере, нужен судебный акт из дела о банкротстве, где будет сказано, что управляющий допустил нарушения, которые положены в основу иска об убытках. Если же такого акта не будет, то считается, что суд, утверждая отчет управляющего, как бы санкционировал его действия, признал их правомерными. А если они были правомерны, то оснований для взыскания убытков нет.

Правда, такая позиция в целом не была поддержана сначала Президиумом ВАС РФ по конкретному делу (постановление Президиума ВАС РФ от 23.06.09 № 778/09), а после и в комментируемом информационном письме № 150, а также в постановлении Пленума ВАС РФ от 22.06.12 № 35.

Цитируем документ. При рассмотрении жалобы на действия (бездействие) арбитражного управляющего (статья 60 Закона о банкротстве) судам следует учитывать, что отстранение или освобождение управляющего, действия (бездействие) которого обжалуются, как и введение новой процедуры банкротства с утверждением того же или другого лица управляющим в новой процедуре, сами по себе не препятствуют рассмотрению этой жалобы, а также пересмотру принятых по ней судебных актов в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. В рассмотрении упомянутой жалобы с правами участвующего в деле лица участвуют как прежний, так и новый арбитражные управляющие (п. 48 постановления № 35).

В связи с тем, что само по себе прекращение полномочий управляющего не создает препятствий к рассмотрению жалоб на его действия, а также ко взысканию с него убытков, в п. 6 информационного письма №150 нашла отражение позиция, согласно которой управляющий может быть освобожден до рассмотрения вопроса о его отстранении.

Цитируем документ. Наличие в производстве арбитражного суда ходатайства об отстранении конкурсного управляющего, а равно жалобы на его действия (бездействие) не может служить препятствием для своевременного рассмотрения поданного таким конкурсным управляющим заявления об освобождении от исполнения возложенных на него обязанностей (п. 6 постановления № 150).

Согласно этому подходу можно специально не подтверждать противоправность действий управляющего, но потребовать возмещения убытков, доказав при этом противоправность его действий непосредственно в суде. Конечно, суд может учесть, что в деле о банкротстве этот вопрос не ставился и отчет был утвержден без замечаний, но процесс носит состязательный характер. На одной чаше весов будут эти факты, а на другой — доказательства нарушений со стороны управляющего. При таких обстоятельствах ничего не мешает суду рассмотреть этот вопрос вновь и, если последние факты будут доказаны — вынести решение о взыскании убытков.

Что касается рассмотрения вопроса об отстранении, то следовало также уточнить, имеет ли значение для отстранения такого управляющего сам факт наличия убытков, причиненных управляющим. В данном случае информационное письмо № 150 исходит из содержания ст. 145 закона № 127-ФЗ, которая: а) упоминает убытки только применительно к отстранению в связи с удовлетворением жалобы лица, участвующего в деле; б) не требует точного определения размера причиненных убытков; в) не требует самого факта причинения убытков, останавливаясь только лишь на потенциальной возможности их причинения.

Так, на практике довольно часто определить точный размер убытков не представляется возможным либо убыток и вовсе не возник, но своими действиями управляющий создавал все необходимые условия для этого. Так, в примере, приведенном Президиумом ВАС РФ, в обоснование своего ходатайства об отстранении управляющего, заявитель указал на реализацию конкурсным управляющим имущества, составляющего конкурсную массу, без проведения торгов по заниженной цене. В доказательство занижения цены конкурсный кредитор представил заключение оценщика, в котором значилась рыночная цена отчужденного имущества, которая была выше цены продажи. Однако в такой ситуации точный размер убытков определить невозможно, его можно только предположить. Высший арбитражный суд подчеркнул, что это не является препятствием для отстранения конкурсного управляющего.

Цитируем документ. Отсутствие доказательств, подтверждающих точный размер убытков, а равно и фактическое отсутствие убытков не является препятствием для отстранения конкурсного управляющего, если установлена возможность причинения таких убытков в результате допущенных им нарушений (п. 8 информационного письма № 150).

Если есть сама вероятность причинения убытков (даже если фактически убытка не возникло или его невозможно доказать) — это уже достаточное основание для отстранения управляющего.

И еще один важный момент об убытках, который затронут в информационном письме № 150, — это уточнение понятия «убытки» в делах о банкротстве.

Цитируем документ. Под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение или утрата возможности увеличения конкурсной массы, которые произошли вследствие неправомерных действий (бездействия) конкурсного управляющего, при этом права должника и конкурсных кредиторов считаются нарушенными всякий раз при причинении убытков (п. 11 информационного письма № 150).

Допустим, управляющий отказался от исковых требований, что привело к неувеличению конкурсной массы на сумму неполученной дебиторской задолженности, что в свою очередь причинило убытки конкурсным кредиторам. Управляющий в этом случае мог утверждать, что никакого убытка не было, потому что он ничего не брал из конкурсной массы. Вот для таких возражений в письме № 150 специально оговаривается, что убыток — это не только уменьшение конкурсной массы, но и ее неувеличение.

Здесь важно понять, что нигде в законе не прописан четкий перечень того, что любой управляющий должен сделать. Это сродни директору — нигде в законе не написано, что должен делать директор, задано просто общее направление — он руководит текущей деятельностью общества. Предполагается, что и управляющий — профессионал, который знает, как добросовестно и разумно действовать в интересах должника, кредитора и общества. В этом суть. Излишняя детализация в законе привела бы к абсурду. Он просто должен действовать, как действовал бы средний управляющий в подобной ситуации.

Существенность нарушения управляющего оценивается в зависимости от возникших последствий

Важным моментом в обзоре является положение о том, что конкурсный управляющий не может быть отстранен судом за несущественное нарушение (п.10 информационного письма № 150). Это, безусловно, верный подход, поскольку отстранение является мерой защиты гражданских прав, которая должна быть соразмерна их нарушению (угрозе нарушения) и способствовать их восстановлению. Если управляющий, к примеру, просрочил предоставление отчета на неделю, то это, конечно, плохо. Но если это не повлекло за собой никаких негативных последствий, то вряд ли можно рассматривать эту оплошность как основание к его отстранению. В этом случае можно удовлетворить жалобу кредиторов, признать действия управляющего незаконными, но этого явно недостаточно для применения крайней меры — отстранения. Для того чтобы правильно решить вопрос о существенности нарушения, нужно понять, вызывает ли характер допущенного нарушения обоснованные сомнения в дальнейшем надлежащем осуществлении управляющим своих прав и обязанностей, в том, что он будет действовать добросовестно и разумно, в интересах должника, кредиторов и общества.

Отстранение управляющего — это мера защиты, предусмотренная ст. 12 Гражданского кодекса: пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Применительно к ненадлежащим действиям конкурсного управляющего его отстранение и есть пресечение действий, создающих угрозу нарушения прав на будущее. Угроза нарушения права имеет место тогда, когда у суда возникают сомнения, что в дальнейшем эти права не будут нарушены в силу недобросовестности или неразумности управляющего. Например, проведение собрания на два дня позже срока в отсутствие иных существенных доказательств вряд ли вызывает обоснованные сомнения в добросовестности и разумности управляющего в будущем, устранение которых возможно только путем его отстранения (п. 9 информационного письма № 150). А вот не учет в инвентаризационной описи какого-то имущества вызывает сомнения, потому что приводит к потенциальному уменьшению конкурсной массы. Проще говоря, существенность нарушения со стороны управляющего — это вопрос обоснованности сомнений в надлежащем ведении дальнейшей процедуры.

Управляющий может быть отстранен на стадии конкурсного производства

На практике довольно часто возникал вопрос о возможности отстранения управляющего на стадии завершения конкурсного производства. Отстранение управляющего — это мера защиты, но насколько она может быть действенной, когда все уже фактически завершено? Если отстранить управляющего на этой стадии, то по идее суд должен будет утвердить нового управляющего, для этого, в свою очередь, необходимо провести собрание кредиторов и т. д.; старый управляющий должен будет передавать дела новому и т.п. Все это приведет к затягиванию сроков, новым расходам и пр. В связи с этим информационное письмо № 150 ориентирует суды на учет соответствующих последствий отстранения, насколько отстранение в данном случае будет способствовать восстановлению прав.

Цитируем документ. При наличии оснований для отстранения конкурсного управляющего суд вправе отказать в отстранении, если конкурсное производство фактически завершено и конкурсным управляющим представлен суду отчет о результатах проведения конкурсного производства, оснований для отказа в утверждении которого не имеется, так как в таком случае отстранение не будет способствовать восстановлению нарушенных прав или законных интересов (п. 12 письма № 150).

Но само по себе завершение конкурсного производства еще не свидетельствует о том, что отстранение невозможно. Так, например, управляющий представляет отчет о результатах проведения конкурсного производства и суд уже готов его утвердить, но выясняется, что управляющий допустил ряд нарушений. Например, не подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, не оспорил сделки, учел или продал не все имущество. В этом случае суд может отказаться от утверждения отчета, отстранить такого управляющего и назначить нового, который оперативно исправит эти недостатки и доведет надлежащим образом процедуру банкротства до конца.

Конкурсный управляющий может быть отстранен и за нарушения, допущенные им в качестве временного управляющего

Иногда в отношении конкурсного управляющего подаются ходатайства об отстранении по мотиву нарушений, допущенных им при выполнении в данном деле функций временного управляющего. В данном месте возможны были возражения о том, что конкурсного управляющего нельзя отстранить за нарушения, допущенные в наблюдении, так как процедура уже завершена и сейчас речь идет о конкурсном производстве. Высший арбитражный суд, разъяснил, что если нарушения управляющего вызывают у суда сомнения в его способности в дальнейшем вести процедуру банкротства добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, то его можно отстранить, независимо от того, мотивированы такие сомнения недобросовестностью (неразумностью) указанного лица при осуществлении процедуры конкурсного производства или при осуществлении иных процедур.

Цитируем документ. Конкурсный управляющий может быть отстранен в связи с нарушениями, допущенными им в рамках ранее проведенных процедур банкротства в данном деле о банкротстве (п. 17 информационного письма № 150).

Сомнения у суда могут возникнуть в случае существенности таких нарушений, их неразумности. А вот на какой стадии банкротства они обнаружены — значения иметь не будет. Если управляющий проявил недобросовестность на стадии наблюдения, то где гарантия, что он не проявит ее в конкурсном производстве? Многие управляющие говорят, что наблюдение гораздо сложнее конкурсного производства: сбор информации, анализ финансового состояния, выявление признаков преднамеренного банкротства и т.д. Хорошо проведенное наблюдение — это залог грамотного конкурсного производства. А если управляющий на стадии наблюдения показал свою профессиональную несостоятельность, вызывающую обоснованные сомнения в надлежащем ведении конкурсного производства, его можно и нужно отстранить.

Исключение из членов СРО не влечет безусловного отстранения конкурсного управляющего

И последний момент: много споров вызвал вопрос о том, подлежит ли отстранению конкурсный управляющий, который был исключен из членов СРО. В соответствии с п. 2 ст. 20.4 закона № 127-ФЗ в случае исключения арбитражного управляющего из СРО, в связи с нарушением им условий членства, он подлежит отстранению судом от возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве по ходатайству СРО. Но управляющий может быть исключен из членов СРО по разным причинам: как в связи с нарушением им законодательства о банкротстве, так и за нарушение каких-то внутренних условий членства (неуплата членских взносов, привлечение неаккредитованных организаций и т.д.). В связи с этим ВАС РФ посчитал необходимым сделать разъяснение о том, что если управляющий был исключен из СРО по мотивам допущенных им нарушений условий членства, то арбитражный суд может отказать в удовлетворении ходатайства СРО об отстранении такого управляющего (п. 14 информационного письма № 150). Но при этом конкурсному управляющему важно соблюсти одно условие — к моменту рассмотрения ходатайства он должен уже стать членом другого СРО. Это условие является обязательным, поскольку членство в СРО является для управляющего обязательным.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
о том, как выиграть спор в арбитражном суде

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль