text
Арбитражная практика

Банкротство граждан: некоторые проблемы соотношения теории и практики

  • 22 августа 2018
  • 696
к.ю.н., доцент кафедры гражданского права и гражданского судопроизводства Юридического института Южно-Уральского государственного университета

Эксперт дает оценку применения законодательства о банкротстве физлиц в случае ограничения выезда за границу, полной или частичной недееспособности гражданина, а также банкротства супругов.

В статье рассматриваются вопросы:

  • является ли ограничение на выезд банкрота-должника обеспечительной процессуальной мерой либо не чем иным, как ограничением дееспособности гражданина;
  • становится ли недееспособность гражданина-должника препятствием для признания его несостоятельным (банкротом);
  • соблюдается ли принцип справедливости при отказе арбитражными судами рассматривать заявления супругов в рамках одного дела о несостоятельности (банкротстве).

Чуть более 2 лет в Российской Федерации действуют законодательные изменения, касающиеся возможности прохождения процедур банкротства гражданами. Или данное законодательство в современной России «набирает обороты».

Судебная статистика очевидным образом свидетельствует о наметившейся «популярности» этих процедур именно у граждан, нежели у юридических лиц. По итогам 2017 года на банкротство физических лиц приходилось 21 000 дел (45% от их общего количества), в то время как дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей – 2 300 (5% от их общего количества), о банкротстве организаций – 23 300 (или 50% от их общего количества (данные –по статистике ВС РФ на начало 2018 года).

Несмотря на очень незначительный временной период действия внесенных изменений в Федеральный закон от 26.10.2012 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции закона № 470-ФЗ от 29.12.2017), проблем, связанных с банкротством граждан, возникает достаточно, о чем свидетельствуют как многочисленные теоретические публикации, так и перманентная арбитражная судебная практика.

Остановимся на некоторых вопросах применения законодательства о банкротстве граждан, в которых разнятся подходы к их решению в теории и на практике.

Чем является ограничение выезда для банкрота

Арбитражные суды рассматривают временное ограничение права на выезд как самостоятельную обеспечительную меру, способствующую своевременному и обоснованному рассмотрению дела о банкротстве должника-гражданина.

Финансовый управляющий в рамках дела о банкротстве должника - индивидуального предпринимателя обратился в арбитражный суд с заявлением об установлении временного ограничения права на выезд данного гражданина из Российской Федерации.

Заявитель утверждал, что должник, признанный несостоятельным (банкротом) препятствует проведению процедуры реализации имущества, а также, что суд первой инстанции ошибочно квалифицировал временное ограничение права на выезд гражданина из Российской Федерации как обеспечительную меру.

Суд вышестоящей инстанции констатировал:

«Статьей (частью 2) 27 Конституции Российской Федерации гарантируется право каждого свободно выезжать за пределы Российской Федерации, которое, однако, в силу статьи 55 (частью 3) Конституции Российской Федерации может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В силу пункта 5 статьи 15 Федерального закона от 15.08.1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» право гражданина Российской Федерации может быть временно ограничено в случае, если он уклоняется от исполнения обязательств, наложенных на него судом – до исполнения обязательств либо до достижения согласия сторонами.

Пунктом 3 статьи 213.4 Закона о банкротстве определено, что в случае признания гражданина банкротом арбитражный суд вправе вынести определение о временном ограничении права на выезд гражданина из Российской Федерации.

В силу части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Временное ограничение права на выезд гражданина из Российской Федерации действует до даты вынесения определения о завершении или прекращении производства по делу о банкротстве гражданина, в том числе в результате утверждения судом мирового соглашения. При наличии уважительной причины, по которой требуется выезд гражданина из Российской Федерации, по ходатайству гражданина и с учетом мнения кредиторов и финансового управляющего арбитражный суд вправе досрочно отменить временное ограничение на выезд гражданина из Российской Федерации.

Из анализа вышеназванных норм права следует, что установление запрета на выезд из Российской Федерации имеет правовую природу обеспечительных мер, в связи с чем в силу положений статьи 65 АПК РФ заявитель должен доказать обстоятельства, на которые он ссылается, и обосновать причины обращения с подобным требованием конкретными доказательствами, подтверждающими необходимость ограничения права на выезд гражданина из Российской Федерации» (постановление Второго ААС от 12.04.2016 по делу А28-3065/2015).

По другому делу, применяя запрет на выезд гражданина-банкрота из РФ, арбитражный суд указал:

«В соответствии с частью 1 статьи 223 АПК РФ дела о несостоятельности (банкротстве), рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным названным кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

Согласно пункту 1 статьи 213.1 Закона о банкротстве, отношения, связанные с банкротством граждан, не являющимися индивидуальными предпринимателями, регулируются параграфами 1.1 и 4 главы X Закона о банкротстве, а при отсутствии специальных правил, регламентирующих особенности банкротства этой категории должников – главами I - III.1, VII, VIII, параграфом 7 главы IX и параграфом 2 главы XI Закона о банкротстве.

Арбитражный суд по ходатайству заявителя или по ходатайству иного лица, участвующему в деле о банкротстве, вправе принять обеспечительные меры в соответствии с АПК РФ (пункт 1 статьи 46 Закона о банкротстве).

Перечень обеспечительных мер предусмотрен статьей 91 АПК РФ, при этом в силу части 1 данной статьи арбитражный суд может принять и иные обеспечительные меры.

В силу пункта 3 статьи 213.4 Закона о банкротстве в случае признания гражданина банкротом арбитражный суд вправе вынести определение о временном ограничении права на выезд гражданина из Российской Федерации.

Временное ограничение гражданина права на выезд из Российской Федерации действует до даты вынесения определения о завершении или прекращении производства по делу о банкротстве гражданина, а при наличии уважительной причины, по которой требуется выезд гражданина из Российской Федерации, по ходатайству гражданина и с учетом мнения кредиторов и финансового управляющего арбитражный суд вправе досрочно отменить временное ограничение права на выезд гражданина из России.

Согласно статье 2 Федерального закона от 15.08.1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (далее – Закон о порядке выезда и въезда) гражданин Российской Федерации не может быть ограничен в правах на выезд из Российской Федерации иначе как по основаниям и в порядке, предусмотренным названным федеральным законом.

В силу пунктов 5, 8 статьи 15 Закона о порядке въезда и выезда право гражданина России на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случаях, если он: или уклоняется от исполнения обязательств, наложенных на него судом, до исполнения обязательств либо до достижения согласия сторонами, или признан несостоятельным (банкротом), до вынесения арбитражным судом определения о завершении или прекращении производства по делу о несостоятельности (банкротстве), в том числе в результате утверждения арбитражным судом мирового соглашения.

В то же время при применении данной правовой нормы следует учитывать не только интересы дела о банкротстве, но и права должника как гражданина Российской Федерации.

В соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

При этом частью 2 статьи 27 Конституции Российской Федерации гарантировано право каждого свободно выезжать за пределы Российской Федерации.

Таким образом, для ограничения права гражданина Российской Федерации на выезд из страны необходимо установить, что, исходя из обстоятельств дела о банкротстве, такое ограничение направлено на достижение целей процедуры банкротства – удовлетворение требований кредиторов за счет имущества должника, и без такого ограничения достижение этих целей станет затруднительным или невозможным» (постановление АС Уральского округа от 19.04.2018 № Ф09-1813/18).

Между тем, «… в общей теории государства и права и в отраслевых науках выделяются и другие формы государственного принуждения, а именно: меры профилактики (меры предупреждения, превенции); меры пресечения; меры процессуального обеспечения…» (цит. по Витрук Н. В. Общая теория юридической ответственности/ Н. В. Витрук. – М. – «Норма». – 2009. - С. 30.).

В свою очередь, процессуалисты квалифицируют запрет на выезд гражданина из страны как меру косвенного принуждения в исполнительном производстве (Парфенчикова А. А. Меры косвенного принуждения в исполнительном производстве. под ред проф. В. В. Яркова/ А. А. Парфенчикова. – М. – «Статут». – 2017. – С. 52, 58.)

Вместе с тем само по себе признание гражданина банкротом приводит к фактическому ограничению его дееспособности. Достаточно проанализировать положения статей 213.24, 213.30 Закона о банкротстве, из которых нетрудно «увидеть» обозначенное.

В юридической литературе подобный подход новым не является:
  1. «Случай, когда имущественное расстройство влечет ограничение дееспособности – это может быть вызвано опасением, как бы несостоятельное лицо не увеличило своих долгов, не запутало еще и более и без того расстроенные дела» (Шершеневич, Г. Ф. Учебник русского гражданского права/ Г. Ф. Шершеневич. – Т. 1 – М.: «Статут» – 2005. – С. 135).
  2. «Лица, объявленные по суду несостоятельными дожниками, ограничиваются в дееспособности: им запрещается управлять и распоряжаться свои имуществом» (Васьковский Е.В. Учебник гражданского права/ Е. В. Васьковский. – М. – «Статут». – 2016. – С. 148).
  3. «… принятые в 2015 году изменения, касающиеся de-facto ограничения дееспособности граждан вследствие ухудшения их дееспособности, объективно связаны с потребностями современного имущественного оборота в Российской Федерации… Ограничение дееспособности граждан-банкротов необходимо, прежде всего, для защиты прав и имущественных интересов их кредиторов, а пределы ограничения дееспособности устанавливаются судом с учетом конкретных обстоятельств дела о несостоятельности (банкротстве)» (Полич С. Б. Пределы ограничения дееспособности граждан/ Проблемы права.- № 1(55). – 2016. – С. 75, 76).
Подобный подход, возможно, применим и к такой мере, как ограничение права на выезд гражданина из страны проживания, поскольку de-facto свидетельствует об ограничении дееспособности проходящего процедуру банкротства физического лица.

Или, исходя из общей теории гражданского права, ограничение права на выезд гражданина из страны проживания может рассматриваться как ограничение его дееспособности вследствие неплатежеспособности.

Можно ли признать банкротом недееспособного гражданина

Очень интересным не только с теоретической, но и с практической точки зрения, является вопрос о банкротстве граждан, полностью или частично недееспособных.

Подобная практика является малозначительной, но при этом арбитражные суды отказывают в признании несостоятельным (банкротом) физического лица по мотиву отсутствия у него гражданской дееспособности.

В арбитражный суд обратилась гражданка Ч. о признании несостоятельной банкротом ее несовершеннолетней дочери по правилам банкротства физического лица.

Арбитражный суд совершенно справедливо отказал гражданке в принятии этого заявления. Поскольку действующее законодательство о банкротстве не предусматривает введение банкротства в отношении наследников, а арбитражному суду надлежит возбуждать и рассматривать дело о банкротстве умершего (наследственной массы).

Дополнительной мотивацией судебных актов стало следующее:

«Кроме того, как верно указал суд первой инстанции, в силу части 1 статьи 21 ГК РФ способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступление совершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего возраста.

Согласно ГК РФ правоспособность гражданина возникает в момент его рождения (статья 17) в ее содержание входит, в частности, возможность иметь имущество на праве собственности (статья 18); способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) наступает в полном объеме с наступление совершеннолетия, т. е. по достижении восемнадцатилетнего возраста (пункт 1 статьи 21); за несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, могут совершать от их имени только их законные представители, прежде всего родители, которые несут имущественную ответственность по этим сделкам, если не докажут, что обязательство нарушено не по их вине (статья 28)» (постановление Двенадцатого ААС от 22.03.2016 № 12АП-2245/2016 по делу А12-4504/2016).

Таким образом, действующее законодательство не предусматривает оснований для банкротства несовершеннолетнего лица в силу отсутствия у того гражданской дееспособности.

Если обратиться к доктрине частного права, то следует заметить, что наличие либо отсутствие дееспособности само по себе не исключает проведение процедуры банкротства физического лица.

Представляется, что достаточным основанием открытия процедуры банкротства любого и каждого физического лица является наличие у него гражданской правосубъектности.

В юридической литературе еще в Х1Х веке высказана позиция, согласно которой правосубъектность физических лиц может возникать до их физического обособления и не прекращаться смертью (Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности/ Л. И. Петражицкий. – СПб.: Лань. – 2002. – Мир культуры, истории и философии.- С. 321-323.)

Возникают вопросы:
  1. Возможно ли инициировать процедуру банкротства в отношении физического лица, признанного судом общей юрисдикции недееспособным, и являющегося неплатежеспособным в результате действий и сделок, совершенных его законным представителем (опекуном)?
  2. Возможно ли инициировать процедуру банкротства в отношении физического лица, не достигшего 18-летнего возраста, «получившего в наследство» колоссальные долги перед кредиторами?
Смеем предположить, что не исключается процессуальная возможность проведения процедуры банкротства физического лица, ограниченного в дееспособности полностью или частично. Впрочем, ответ на этот достаточно интересный вопрос может дать только формирующаяся арбитражная судебная практика.

Как решается вопрос о банкротстве супругов

Наконец, следует констатировать, что на «первичном» этапе формирования практики применения законодательства о банкротстве граждан к вопросу совместной подачи заявлений о признании несостоятельными (банкротами) супругов отдельные арбитражные суд субъектов Российской Федерации подходили «лояльно».

Так, при рассмотрении одного из дел о банкротстве Л. и его супруги Л. арбитражный суд принял совместное заявление супругов, ссылаясь на наличие общих денежных обязательств не менее чем 500 000 рублей и недостаточность стоимости принадлежащего им имущества для удовлетворения требований всех кредиторов.

Арбитражный суд de-facto мотивировал процессуальную возможность рассмотрения совместного заявления о банкротстве супругов следующим:

«Присоединение к заявлению Л. его супруги Л. не влечет неблагоприятных последствий для банка в виде банкротства супруга, поскольку он обладает правом на самостоятельное обращение с заявлением ввиду наличия у него денежных обязательств перед кредиторами в размере не менее чем 500 000 рублей.

Кроме того, банкротство Л. в отдельном от супруги производстве никоим образом не улучшает, а даже усугубляет положение банка при дальнейшем распределении конкурсной массы, нежели при банкротстве супругов в одном производстве, в силу приведенной банком нормы пункта 1 статьи 45 Семейного кодекса РФ.

При таких обстоятельствах довод банка о невозможности совместного рассмотрения заявлений супругов об их банкротстве отклоняется судом кассационной инстанции, как не направленный на восстановление прав и законных интересов кассатора.

Более того, пункт 2 статьи 213.4 Закона о банкротстве позволяет подать в арбитражный суд заявление о признании его банкротом в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии исполнить денежные обязательства и(или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, при этом гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан», при реализации должником права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом на основании пункта 2 статьи 213.4 Закона о банкротстве учитывается наличие обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что должник не в состоянии исполнить обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, и признаков неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества у должника (пункт 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве). Размер неисполненных обязательств в этом случае значения не имеет» (постановление АС Западно-Сибирского округа от 06.03.2017 по делу А27-6391/2016).

По другому делу, приняв к производству заявление банка о банкротстве супругов, арбитражный суд констатировал такую процессуальную возможность такой мотивацией:

«Должники А. и А. являются супругами, что подтверждается представленным в материалы дела свидетельством о заключении брака.

Статьей 34 Семейного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что имущество нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью Общим имуществом являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или иные коммерческие организации, и любое другое нажитое в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого и кем внесены денежные средства.

Кредитный договор устанавливает солидарную ответственность заемщиков по договору. Таким образом, долг по данному кредитному договору является общим долгом супругов.

Согласно пункту 7 статьи 213.26 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом (бывшим супругом) подлежит реализации в деле о банкротстве гражданина по общим правилам. Одновременно предусмотрена возможность с расчета с кредиторами супруги (супруга) по общим обязательствам с супругом гражданина-банкрота в деле о его банкротстве.

Согласно пункту 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации общие обязательства (долги) супругов – это те обязательства, которые возникли по инициативе супругов в интересах всей семьи, или обязательства одного из супругов, по которым все полученное им было использовано на нужды семьи. Общими долгами (обязательствами) супругов, пока не доказано обратное, являются в числе прочего, и кредиты в банках либо в финансовых организациях, полученные на нужды семьи.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что должники имеют общие обязательства, то есть общих кредиторов, которые для удовлетворения своих притязаний могут претендовать на имущество супругов, имеющее режим совместной собственности, в связи с чем, допустимо в данном случае формирование единого реестра требований кредиторов и формирование конкурсной массы в едином деле о банкротстве должников.

Возбуждение и рассмотрение дел о банкротстве каждого из супругов приведет лишь к увеличению судебных расходов на проведение процедур банкротства и споров по вопросу, в каком именно деле о банкротстве следует реализовывать совместное имущество супругов» (постановление Третьего ААС от 27.12.2017 по делу А33-11455/2017).

Однако с 2017 года четко обозначился подход, согласно которому практически все арбитражные суды субъектов Российской Федерации отказывают в принятии совместного заявления супругов о признании должников несостоятельными (банкротами). См., например:
  1. Постановление 18 ААС от 09.02.2018 № 18-АП-16823/2017.
  2. Постановление 17 ААС от 10.04.2017 № 17АП-4440/2017-ГК.
  3. Постановление 14 ААС от 23.03.2018 № А13-8725/2016.
  4. Постановление 13 ААС от 24.03.2017 № 13АП-1709/2017.
  5. Постановление 11 ААС от 19.09.2017 № А65-20684/2016.
  6. Постановление 9 ААС от 19.06.2017 № 09АП-26034/2017.
  7. Постановление 7 ААС от 08.08.2017 № 07АП-6486/2017.
  8. Постановление 7 ААС от 15.02.2018 № 07АП-1031/2018.
  9. Постановление 4 ААС от 28.12.2016 № А19-9333/2016.
  10. Постановление 17 ААС от 15.12.2017 № 17АП-18834/2017-ГК.
  11. Постановление 13 ААС от 22.02.2017 № 13АП-2589/2017.
  12. Постановление 12 ААС от 24.08.2017 № А06-3464/2017.
  13. Постановление 2 ААС от 07.04.2016 № А82-1882/2016.
  14. Постановление 1 ААС от 16.03.2017 № А43-26919/2016.
Суть такого подхода без какой-либо вариабельности в правовой оценке в многочисленных судебных актах арбитражных судов всегда сводится к следующему:

«Из материалов дела следует, что, обращаясь в суд с настоящим заявлением, заявители указали на то, что являются супругами, имеют общее имущество и обязательства, общих кредиторов.

Между тем, как верно указано судом первой инстанции, семья не является субъектом в рамках дела о банкротстве, в том числе банкротства физических лиц, и не наделена правоспособностью в рамках дела о несостоятельности (банкротстве); правами и обязанностями, а не семья в целом.

Закон о банкротстве наделяет правами и обязанностями каждого из супругов при банкротстве должника – физического лица, а не семью в целом.

Ответственность супругов по обязательствам регулируется главой 9 Семейного кодекса Российской Федерации, при этом действующий Закон о банкротстве не содержит норм о банкротстве двух или нескольких должников в рамках одного дела.

Также наличие общей задолженности должников, например, солидарной, не препятствует обращению кредитора с требованием исполнения обязательств к одному из должников, соответственно, не препятствует ведению дела о банкротстве только в отношении одного из должников.

В силу закона каждый из заявителей имеет право на самостоятельное обращение в арбитражный суд в арбитражный суд о признании его несостоятельным (банкротом).

Исходя из изложенного у суда первой инстанции имелись правовые основания для непринятия к производству совместного заявления П. о признании их несостоятельными (банкротами) (постановление 7 ААС от 15.02.2018 № 07АП-1031/2018).

Между тем, в статье 45 Семейного кодекса Российской Федерации прямо предусмотрен абсолютно разный режим обращения взыскания на имущество супругов:
  • по общим обязательствам супругов либо индивидуальным обязательствам каждого из супругов (если судом установлено, что все полученному по такому индивидуальному обязательству использовано на нужды семьи) – на общее имущество супругов;
  • по индивидуальным обязательствам – на имущество каждого из них, а при его недостаточности – на долю супруга-должника, которая бы ему причиталась при разделе общего имущества супругов.
Если арбитражным судом будет очевидным образом установлено, что неплатежеспособность супругов обусловлена неисполнением их общих обязательств, то почему нельзя инициировать их совместное банкротство?

В обоснование этого довода приведем три аргумента.

Во-первых, замечательную цитату признанного классика гражданского процесса: «Гражданский процесс, направленный на разрешение правовых конфликтов, не покоится ни на каких самостоятельных, извне взятых постулатах, он покоится на ряде правил целесообразности, имеющих один критерий их правильности – приспособленность к возможному достижению цели процесса: установление материальной правды, под коей мы понимаем соответствие решения закону и действительным обстоятельствам дела, послужившим поводом к спору между сторонами» (Яблочков Т. М. К учению об основных принципах гражданского процесса/ Т. М. Яблочков// Сборник статей по гражданскому и торговому праву. – М.: Статут. – 2005. – Классика российской цивилистики. – С. 374.).

Во-вторых, при использовании судами второго подхода de-facto нарушается принцип справедливости, поскольку в одних судебных актах арбитражные суды и суды общей юрисдикции неукоснительно его соблюдают, а в иных – нет.

Здесь следует упомянуть совершенно аналогично рассмотренные дела Верховным судом Российской Федерации (дело о разделе совместно нажитого имущества супругов П., определение ВС РФ №45-КГ16-16) и ВС Соединенного королевства Великобритании (Jones v. Kernott, см. статью С. Л. Будылина Титулы и ценности. Раздел семейного имущества и трасты/ Закон. – февраль 2017. – № 2. – С. 49-50), в которых принцип справедливости нашел свое мотивационное основание.

Разумный баланс между правами кредиторов по общегражданским обязательствам и имущественными правами участников семейных отношений (иногда не только и не столько супругов, а их несовершеннолетних детей и других социально незащищенных граждан) следует устанавливать только суду с применением принципа справедливости.

Наконец, последний, самый главный теоретический аргумент. Режим совместной собственности является априори определяющим: у супругов общие доходы и общие обязательства, что дает, прежде всего, «материальную возможность», а уже потом – ее «процессуальную реализацию» общего освобождения от возникших обязательств в результате неплатежеспособности супругов.

В рассматриваемой ситуации ключевым (определяющим) фактором выступает не правосубъектность супругов (семьи), а используемый ими режим совместной собственности, при котором могут быть применены так называемые «совместные» и «отдельные» банкротства (применительно к конкретным обстоятельствам спора между кредитором (кредиторами) и должником (должниками)).

Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Рекомендации по теме

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
А еще:
Простите, что прерываем Ваше чтение

Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

Предлагаем Вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
Вы продолжите читать статью через 1 минуту
Зарегистрироваться
Простите, что прерываем Ваше чтение

Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

Предлагаем Вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
Вы продолжите читать статью через 1 минуту
Зарегистрироваться
Простите, что прерываем Ваше чтение

Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

Предлагаем Вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
Вы продолжите читать статью через 1 минуту
Зарегистрироваться
×
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на сайте и скачайте файл!

Вы сможете скачать любые документы и получите бесплатный доступ ко всем материалам на сайте.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
и скачать файл
Зарегистрироваться
×
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.