Пленум ВС РФ об исполнении обязательств

4302
ВС РФ в Постановлении Пленума № 54 от 22 ноября 2016 года рассмотрел вопросы исполнения обязательства.

Смотрите видеолекцию

Постановление Пленума № 54 по обязательствам: первые оценки

Читайте стенограмму видеолекции Р. М. Масаладжиу

Р. Масаладжиу:

– Сегодня мы поговорим об очередном этапе реформы гражданского права. Как вы все знаете, она идет на двух уровнях. Первый уровень – уровень закона. За последние несколько лет было принято несколько законов, которые вносят поправки в ГК, и на этом уровне реформа уже почти закончилась, остался только блок о вещных правах. На уровне разъяснений ВС РФ все еще в самом разгаре. Если вы помните, в прошлом году ВС РФ принял Постановление № 25 от 23.06.2015 об общих положениях ГК и Постановление № 43 о сроках исковой давности. В этом году уже было принято два знаковых постановления: № 7 и Постановление Пленума ВС РФ № 54 от 22.11.2016 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ об обязательствах и их исполнении».

Читайте на тему

Реформа на уровне ВС РФ еще далека от завершения, в 2017 году нас ждут очередные разъяснения, в первую очередь, о залоге и других способах обеспечения обязательств, после этого еще будут разъяснения о цессии. А еще через год нас ждут разъяснения об общих положениях в договоре.

Сегодня мы поговорим о Постановлении № 54, которое, по сути, разъяснило нам, как применять гл. 21 и гл. 22 ГК РФ, редакция которых вступила в силу в 2015 году с 1 июня.

Частичное исполнение обязательства

Исполнение обязательств по частям. Здесь мы обращаемся к ст. 311 ГК РФ, где сказано, что по общему правилу кредитор вправе не принимать исполнение обязательства по частям. Но при этом такая обязанность может быть установлена в законе, в договоре, вытекать из условий и существа обязательства.

А теперь представим себе две ситуации. Первая, когда должник должен кредитору 100 тыс. руб., но у него есть только 50. Вторая ситуация, когда должник должен кредитору 10 тонн зерна, но у него есть только 5. Могут ли эти два должника исполнить обязательства по частям?

Что касается денежных обязательств, то здесь ВС РФ сказал, что по общему правилу кредитор не вправе отказаться принять частичное исполнение денежного обязательства, т. е., в общем-то, дал разрешение должникам исполнять свои обязательства по частям. Если мы должны 100 тыс. руб., а у нас есть только 50, то мы можем отдать и 50, это пункт 17 Постановления № 54. Для должника это важно, потому что если наступит просрочка, то проценты, штрафные санкции будут начисляться только лишь на сумму долга, поэтому, разумеется, даже если у него есть возможность исполнить обязательство в части, ему это выгодно.

По старой практике кредиторы иногда отказывались принимать частичное исполнение денежных обязательств и, соответственно, когда наступала просрочка, срок платежа и должник впадали в просрочку, то кредиторы любили начислять проценты на всю сумму долга, а потом уже взыскивать это все в суде. ВС РФ такую практику пресек и сказал, что нет, денежное обязательство по своему существу предполагает возможность исполнить его в части.

Что касается второго примера, то здесь ВС РФ сказал следующее: что отделимость предмета и обязательств сама по себе не означает, что кредитор обязан принимать исполнение в части, но если стороны не указали иное в договоре. Это означает, что в нашем примере в отсутствие иного в договоре мы не можем отдать кредитору только 5 тонн зерна, п. 17 Постановления № 54. В этом тоже есть некий смысл. Например, если в нашем примере нам должны 10 тонн зерна, нам отдали 8 тонн, а еще 2 тонны нам так и не отдали, нам придется эти 2 тонны покупать. Сами понимаете, что 2 т мы будем покупать по розничной цене, а если бы мы заключили договор сразу на 10 т, то у нас была бы какая-то скидка за опт.

Здесь же, в вопросе об исполнении обязательств по частям, я хочу остановиться на еще одном моменте, он никак напрямую не связан с Постановлением № 54, но почему-то на этот момент далеко не все юристы обратили внимание год назад. Чем вообще всегда было выгодно принимать исполнение по частям? Понятно, что если есть что-то, то это лучше, чем ничего. Вторая причина в том, что частичное исполнение прерывало срок исковой давности. Т. е. если в нашей ситуации нам должны были 100 тыс. руб., и отдавали нам хотя бы по частям по 10 или 20 тыс., то с каждым платежом срок исковой давности прерывался. Это правило действовало официально с 2001 г. и до прошлого года, 14 лет это правило применялось на практике.

Но в прошлом году ВС РФ поменял свою позицию по поводу частичного признания должником своего долга. И в абз. 3 п. 20 Постановления Пленума ВС РФ № 43 от 29.09.2015 ВС указал, что если должник гасит лишь часть своего долга, то это не означает, что он признает свой долг в другой части, в которой он еще его не погасил. Т. е. если нам должны 100 тыс. и погасили только 20, это не означает, что должник признает и те 80 тыс. руб., которые он нам еще не отдал. Вот что поменял ВС РФ. Раньше можно было ждать сколько угодно, если должник хотя бы понемногу, но отдавал деньги. Теперь вы, конечно, тоже можете ждать, но имейте в виду, что срок исковой давности не прерывается и течет в общем порядке, поэтому нужно следить за тем, чтобы не пропустить его.

Односторонний отказ от договора

Односторонний отказ от исполнения обязательств. Что такое вообще отказ от исполнения договора? Это один из способов прекратить действие договора. В чем-то он, конечно, похож на расторжение договора, но для того чтобы расторгнуть договор, нужно или соглашение сторон, или решение суда, а для того чтобы отказаться от исполнения договора, нужно лишь выразить нашу волю на это и донести ее до нашего контрагента, согласия другой стороны не нужно. В этом смысле отказ от договора более удобен для сторон.

Что такое односторонний отказ от договора? В п. 50 Пленума № 25 от 23.06.2015 ВС РФ дал разъяснения о том, что односторонний отказ – это одностороння сделка. Из этого вытекают те же правила о том, что раз эта сделка односторонняя, то не нужно спрашивать другую сторону, просто нужно поставить ее в известность.

Что же нам интересного сказал ВС РФ в постановлении № 54? П. 10 Пленума нам говорит о том, что право на односторонний отказ можно включить в корпоративный договор. Но далеко не все суды понимали это, т. к. корпоративный договор – вещь новая для нашего права, и у судов были сомнения по поводу того, действуют ли общие правила об обязательствах на корпоративный договор, или это целиком и полностью инструмент корпоративного права. ВС сказал, что корпоративный договор – это обычный договор, поэтому в него можно включить право на односторонний отказ одного из его участников.

П. 11 Постановления № 54 говорит о том, какие специальные правила об одностороннем отказе содержатся в ГК. Здесь, в общем-то, ВС РФ собрал частные случаи, когда в ГК во второй части содержатся правила об одностороннем отказе от исполнения договора.

Больше всего внимания стоит обратить на п. 12 этого Пленума, где говорится о том, что если сторона договора заявила об одностороннем отказе, но при этом такого права по закону или договору у нее нет, то такой отказ не влечет правовых последствий. Иными словами, ВС РФ говорит нам, что такая сделка будет ничтожной. К примеру, у вас с контрагентом договор аренды, вам арендатор спустя какое-то время присылает уведомление о том, что он в одностороннем порядке отказывается от договора. При этом вы прекрасно знаете, что у вас в договоре такого права для арендатора нет. Что делать в таком случае? ВС РФ говорит, что в этом случае такая сделка будет ничтожной, а односторонний отказ будет недействительным.

Год назад в п. 51 Пленума № 25 ВС РФ сказал примерно то же самое. Почему же ВС РФ уже два раза на это обращает внимание? Все дело в том, что, если вы помните, теперь редакция главы о недействительности сделок поменялась, и теперь по общему правилу сделка, которая не соответствует закону, не ничтожна, как было раньше, а оспорима. Как это относится к нашей ситуации? В ст. 168 прямо написано, что сделка ничтожна только в том случае, если она нарушает публичные интересы и интересы третьих лиц. Односторонний отказ в том случае, когда он не допускается по закону или договору, никакие публичные интересы и интересы третьих лиц не нарушает. Поэтому если бы мы руководствовались общими правилами, то мы бы считали, что такой отказ – это оспоримая сделка, и нам нужно было бы идти в суд ее оспаривать.

ВС РФ нам дает разъяснение, что правило про оспоримость сделки по общему правилу – это только для договоров, где две и более стороны. Для односторонних сделок такие правила не работают, и в нашем случае одностороння сделка, которая не соответствует закону или договору, ничтожна.

Хочу обратить внимание на то, что бывает так, что контрагент добросовестно заблуждается о наличии у него права отказаться от договора. Поэтому в тех случаях, если вы получите уведомление от контрагента об отказе от договора, и вы знаете, что у него такого права нет, я рекомендую просто в письменном виде ответить ему на его уведомление и сослаться на п. 12 Пленума № 54. Спор, я думаю, на этом будет исчерпан. Если даже спор не будет исчерпан, то в суде о вас сложится впечатление как о добросовестном контрагенте, добросовестном участнике оборота, потому что, если вы помните п. 1 Пленума № 25, добросовестность предполагает в т. ч. и обмен с контрагентом необходимой информацией.

Связан по смыслу с пунктом 12 пункт 14 Пленума № 54, где написано, что, по сути, нельзя злоупотреблять правом на отказ от договора или правом на одностороннее изменение условий обязательства. ВС РФ нам говорит, что даже если у вас есть право в одностороннем порядке поменять условия договора, то вы не должны с помощью этого права нарушать баланс интересов сторон. ВС РФ приводит пример: если банк увеличивает процентную ставку по кредиту без каких-либо причин либо непропорционально сложившимся экономическим условиям, то в этом случае суд должен отказать банку во взыскании таких процентов в той части, которая превышает разумные пределы. Т. е. у банка есть право поменять процентную ставку в одностороннем порядке, но ВС говорит о том, что суды отказывают во взыскании процентов в части, которая превышает разумные пределы.

Эта позиция не новая. Еще в 2013 году был Пленум ВАС РФ об аренде от 23.01.2013, где в п. 22 примерно то же самое было сказано про аренду: если у арендодателя есть право повысить арендную плату в одностороннем порядке, но он ее повышает выше средних ставок по рынку, то в части, которая превышает среднерыночные ставки, повышение будет недействительным. Поэтому имейте в виду, что если у вас есть договор, и вы взыскиваете арендную плату в размере 100 тыс. руб. за помещение в месяц, и у вас есть право увеличить арендную плату в одностороннем порядке, то вы не можете направить вашему контрагенту уведомление о том, что вы увеличиваете плату до 10 млн. Такое повышение суды посчитают недействительным в части, которая превышает разумные пределы.

Есть еще одно интересное правило об отказе от договора, которое содержится в п. 15 и п. 16 Пленума № 54. В п. 15 содержится разъяснение о том, когда можно и когда нельзя в договоре прописать плату за отказ от договора. Вообще с 1 июня 2015 года появилась возможность установить плату за односторонний отказ от договора, это п. 3 ст. 310 ГК РФ. Такая возможность раньше далеко не всегда признавалась на практике, но теперь официально признали, что такую плату установить можно.

Плату-то прописать можно. Но возник вопрос о том, во всех ли случаях эту плату можно прописать в договоре. ВС РФ разъяснил, что не во всех. Нельзя прописать плату за односторонний отказ в двух случаях:

  1. Если право на такой отказ предусматривает императивная норма закона.
  2. Если отказ связан с неисполнением договора контрагентом.

Какие у нас нормы императивные, а какие диспозитивные? Ответ на этот вопрос содержится в разъяснениях ВАС, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 о свободе договора. В этом постановлении ВАС РФ дал некие инструкции, как определять когда норма императивная, а когда диспозитивная. Но если мы обратимся к этому постановлению, то п. 2 Пленума нам говорит, что п. 2 ст. 610 ГК РФ, где закреплено право каждой из сторон договора аренды, заключенного на неопределенный срок, немотивированно отказаться от договора, заранее предупредив об этом другую сторону, –  это норма императивная. Т. е. мы не можем поменять ее по соглашению сторон, и, соответственно, мы не можем установить плату за отказ от такого договора.

Иначе что бы получалось? Мы заключаем договор аренды на неопределенный срок, и допустим, сама по себе стоимость объекта аренды в размере 1-2 млн, а мы прописываем плату за отказ в размере 10 млн. Получается, что договор будет действовать вечно. Тем самым мы обходим закон и вместо продажи заключаем договор аренды. Так вот ВС РФ в Пленуме № 54 прямо прописал, что в таком случае нельзя прописать плату за односторонний отказ от договора и за то, чтобы сторона могла отказаться от договора аренды, заключенного на неопределенный срок.

Возьмем другой пример, который нам приводит п. 4 Пленума № 16 о свободе договора. ВАС РФ признал диспозитивной нормой ст. 782 ГК РФ, которая дает каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора. Отмечу, что раньше практика самого ВАС РФ была немного иной, и еще в 2010 году было Постановление Президиума ВАС РФ от 07.09.2010 № 2715/10, где было сказано, что неустойка, которая ограничивает право заказчика на расторжение договора, считается ничтожной. Так вот, спустя 4 года ВАС РФ свою позицию поменял и указал, что ст. 782 диспозитивна. В т. ч. указал, что стороны могут согласовать иные последствия отказа от договора либо иной порядок реализации такого права – в т. ч. и плату за отказ от такого договора, разумеется, в том случае, если стороны являются коммерсантами. Исходя из этого, для договора возмездного оказания услуг такую плату за отказ от договора установить можно, в отличие от договора аренды, который заключен на неопределенный срок.

Еще одно важное разъяснение о плате за отказ от договора: после того как эта норма появилась в законе, на практике возник еще один вопрос. Когда нужно платить эти деньги, эту плату? Есть два варианта развития событий. Если я хочу отказаться от договора, и в нем прописано условие о том, что должен уплатить некую сумму моему контрагенту, то первый вариант состоит в том, что пока я не заплачу, я от договора отказаться не могу. Второй вариант состоит в том, что я отказаться могу в любом случае, а уже потом обязан выплатить деньги. ВС РФ выбрал второй вариант и, на мой взгляд, это было абсолютно правильно. В п. 16 Постановления № 54 прямо указано, что первоначальное обязательство прекращается, и обязательство выплатить денежную сумму возникает с момента, когда сторона воспользовалась правом на односторонний отказ от исполнения договора. Т. е. тем самым договор прекращается, и у стороны, которая заявила об отказе, появляется денежное обязательство – внести контрагенту денежную сумму.

На практике возник вопрос о том, может ли суд снизить плату за отказ от договора, как, например, по правилам о неустойке. Здесь ВС РФ дает нам следующее разъяснение, что можно, но если соблюдены два условия:

  1. Сторона доказала, что размер платы не соответствует неблагоприятным последствиям, которые влечет отказ от исполнения обязательства.
  2. Сторона, которая хочет взыскать плату за односторонний отказ, действует недобросовестно.

Такие разъяснения содержатся в п. 16 Постановления № 54. Если эти два условия в совокупности соблюдены, то суд вправе снизить плату за односторонний отказ.

Разъяснение, на самом деле, такое скользкое, и не очень понятно, как оно будет применяться на практике. Если мы прописали в договоре плату за отказ, и контрагент от договора отказался, а я хочу за это плату получить, то здесь вряд ли можно вести речь о том, что я недобросовестный – я просто пытаюсь воспользоваться правом, которое у меня прописано в договоре. Поэтому, с этой точки зрения, как применять это разъяснение, не совсем понятно. Поэтому я предложил немного иной комментарий, как нужно было бы сделать. Мне кажется, недобросовестность контрагента, который предлагает чрезмерно большую плату за отказ от договора, может быть тогда, когда стороны согласуют условия договора, в т. ч. условия такой платы. И если одна из сторон при заключении договора не могла никак на это повлиять из-за неравенства их переговорных возможностей, то в этом случае можно вести речь о том, что сторона, которая предложила чрезмерно большую плату за отказ от договора, будет недобросовестна, и размер такой платы можно снизить.

Например, все мы знаем, как заключаются договоры с банками. Банки прописывают любые условия, которые хотят, и у нас нет возможностей с этим не согласиться. У нас есть возможность либо этот договор с банком заключить, но на тех условиях, которые нам предлагает банк, либо не заключать его. В таком случае, если банк вдруг включит в договор условие о плате за отказ от договора, и такая плата будет очень большой, то в этом случае мы можем сказать, что банк был недобросовестен. В этом случае мы сможем что-то доказать. А если договор заключают равные контрагенты, то вряд ли здесь можно вести речь о том, что кто-то из сторон был недобросовестен, если обе стороны были согласны с этим условием.

Подтверждение полномочий представителя

Подтверждение полномочий представителя, принимающего исполнение. Здесь мы поговорим о п. 2 ст. 312 ГК РФ и о п. 19 Пленума № 54, который дает толкование этому положению ГК. Что нам говорит сам ГК? Действует такое правило, что если представитель кредитора действует на основании полномочий, которые содержатся в документе, совершенном в простой письменной форме – например, если у представителя контрагента обычная доверенность в письменной форме, не удостоверенная нотариально, – то должник вправе не исполнять обязательство этому представителю до того, как кредитор подтвердит полномочия представителя. В частности, до того, как кредитор представит должнику нотариально удостоверенную доверенность на своего представителя.

Хотелось сказать, что это правило является результатом противоречивого реформирования нашего гражданского права. Напомню, что ранее, в апреле 2015 года отменили печати для юрлиц, теперь они не обязательны. А уже спустя несколько месяцев нам говорят, что если у должника есть сомнения в полномочиях представителя, то он может потребовать нотариально удостоверенную доверенность. Конечно же, у него могут быть сомнения, если ему дают доверенность, на которой нет даже печати. Я так понимаю, что логика развития ГК в этой части сводится к тому, что нас обязывают удостоверять доверенности у нотариуса.

ВС РФ, скажем так, это правило немного обезвредил.

Во-первых, начнем с того, что для этого правила есть исключения в самой статье ГК, там указано два случая, когда это правило не работает. Первый случай – если кредитор прямо прислал доверенность на своего представителя, т. е. заранее направил копию доверенности и указал, что именно он будет получать исполнение. В этом случае должник не вправе требовать нотариально удостоверенную доверенность от представителя кредитора. Второй случай – если полномочия представителя кредитора содержатся в договоре между кредитором и должником. Это тоже новое для нас правило о том, что полномочия можно включать в договор. Другое дело, что это правило не очень удобно. Почему? Во-первых, в том, что мы должны знать о том, кто будет нашим представителем на момент подписания договора.

Во-вторых, как этому самому представителю подтверждать свои полномочия потом? Не ходить же ему с договором. Т. е. в любом случае ему нужно будет выдавать отдельную доверенность.

И третье неудобство состоит в том, как быть, если у нас поменялся представитель. Получается, что нужно будет вносить изменения в сам договор, что нужно делать по согласованию обеих сторон. А раньше можно было просто отозвать доверенность у одного представителя и выдать ее другому.

ВС РФ в п. 19 Постановления № 54 нам дает еще несколько оснований, когда это правило не применяется, когда у нас не могут потребовать нотариально удостоверенную доверенность. Первый случай – это когда исполнение принимает законный представитель кредитора. Второй – когда полномочия представителя кредитора явствуют из обстановки, т. е., например, если должник приходит в офис кредитора, там сидит секретарь. Компания заказала канцтовары, и он хочет их отдать, и то, что у секретаря есть полномочия принять канцтовары, это понятно из обстановки – разумеется, что у секретаря никогда не бывает нотариально удостоверенной доверенности. Поэтому ВС РФ прекрасно разъясняет нам, что мы не может потребовать в этом случае от секретаря доверенность, удостоверенную нотариально. Достаточно доверенности, которая будет в простой письменной форме.

Кроме того, ВС РФ дает нам еще одно пояснение о том, что стороны в договоре могут установить иной порядок для того, чтобы подтвердить полномочия представителя кредитора. В частности, в договоре можно просто прописать, что должник не вправе требовать от представителя кредитора нотариально удостоверенную доверенность.

Исполнение денежных обязательств

Особенности исполнения денежных обязательств. Мы коснемся только тех особенностей, которые затронул ВС РФ в своем Постановлении № 54.

Место исполнения денежного обязательства

Если мы говорим о денежном обязательстве, мы должны понимать, что оно может быть исполнено как в наличной, так и в безналичной форме. ГК нам говорит о том, что место исполнения обязательства – это банк кредитора. Т. е. в тот момент, когда деньги поступили на корреспондентский счет в банк, который обслуживает кредитора, то в этом случае денежное обязательство считается исполненным и, соответственно, штрафные санкции уже в этот момент не начисляются. Но дело в том, что это правило не рассчитано на те случаи, когда должник и кредитор обслуживаются в одном банке, потому что в этом случае при перечислении денег с одного счета на другой корреспондентский счет не используется, деньги напрямую переходят с одного счета на другой. Моментом исполнения такого обязательства, если должник и кредитор обслуживаются в одном и том же банке, считается день зачисления денег на счет кредитора.

Денежное обязательство в валюте

Исполнение денежных обязательств в валюте. У нас есть несколько пунктов, которые посвящены этому.

Далеко не все разъяснения обладают некой новизной, например, в п. 27 Постановления № 54 нам разъясняют о том, что нужно различать валюту долга и валюту платежа. Валюта долга – валюта, в которой выражено денежное обязательство, а валюта платежа – валюта, в которой денежное обязательство исполняется. По общему правилу у нас валютой долга и валютой платежа выступает российский рубль.

В п. 28 ВС РФ говорит о том, кто и по какому курсу пересчитывает суммы в валюте в рубли. ВС РФ обязывает суд пересчитывать валюту в рубли, указывать в решении и курс, и дату пересчета, а также сумму в рублях. Причем эти правила применяются не только к основному долгу, но и к процентам и неустойке. Кроме того, нам разъясняют о том, что пересчитать валюту в рубли должен и банк, в который взыскатель принес исполнительный лист, если в листе указана сумма долга в валюте. В этом случае банк перечисляет на счет взыскателя рублевый эквивалент суммы в иностранной валюте.

П. 29 Пленума № 54 говорит о том, что, во-первых, стороны могут в договоре прописать любой курс либо порядок определения такого курса. Т. е. мы можем написать, например, что сумма в валюте оплачивается по курсу ЦБ РФ плюс 2%. Если мы пропишем в договоре, то, в первую очередь, будет применяться условие договора. Если мы в договоре ничего не пропишем, то суд будет пересчитывать валюту в рубли по официальному курсу на дату фактического платежа. Банк России не устанавливает официальный курс для валюты, которую сторону указали в договоре. Например, если мы пропишем в договоре, что наша валюта долга – это мексиканский песо или египетский фунт, для этих валют ЦБ РФ официально курсы не устанавливает. Что делать в таких случаях? В таких случаях ВС РФ говорит, что нужно применять кросс-курс иностранных валют, т. е. сначала мы пересчитываем эту валюты в доллары, а после этого уже доллары пересчитываем в рубли по текущему курсу. Это и называется кросс-курс.

П. 30 Постановления № 54 касается того, кто доказывает специальный курс пересчета валют. Т. е. если одна из сторон утверждает, что, например, суд должен пересчитывать валюту в рубли не на дату вынесения решения, а на какую-то другую дату по какому-то другому курсу, она должна это доказать. Если она это не сделает, то Банк Росси будет руководствоваться общими правилами.

В п. 31 ВС РФ нам говорит о том, что будет, если условие договора о валюте платежа будет недействительным. ВС РФ говорит, что ничего страшного не будет, договор будет действовать, как и действовал, в той части, какую стороны согласовали, а валютой платежа будет рубль.

И п. 32 Пленума посвящен исполнению обязательств в валюте. ВС РФ говорит нам об уже устоявшемся правиле о том, что денежное обязательство в валюте можно исполнить только тогда, когда это допускается в законе. У нас есть специальное валютное регулирование, есть закон о валютном регулировании, в нем для наших резидентов есть 24 пункта, когда они могут между собой рассчитываться в валюте. Если по закону о валютном регулировании у нас такого права нет, то такое условие будет недействительным. Соответственно, будет применяться общее правило о том, что валюта платежа – это рубль.

Кроме того, ВС РФ касается случаев, что делать, если у нас есть исполнительный лист, в котором валюта платежа не российский рубль, а что-то другое. Куда мы можем отнести такой исполнительный лист? Отнести в банк, где у должника есть валютный счет, и если на этом валютном счете есть деньги, то банк нам перечислит необходимую сумму. Если у должника нет валютного счета, или есть счет, но на нем нет денег, то нам идти с исполнительным листом только к приставу, других вариантов нет.

Кроме того, хотелось отметить еще три вопроса, на которые ВС РФ ответов не дал. По каким ставкам текут проценты в ситуации, когда сумма долга выражена в иностранной валюте? Такое разъяснение было в Постановление Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7, где было написано, что такие проценты текут по средним ставкам по вкладам физлиц в иностранной валюте. Но с 1 августа это разъяснение устарело, потому что сама ст. 395 ГК РФ поменялась, и теперь по ней проценты текут по ключевой ставке Банка России. Это только для рублей. А что делать, если долг в валюте? ВС РФ на этот вопрос ответа не дал. Видимо, нам нужно будет руководствоваться старыми разъяснениями ВАС РФ. Например, в информационном письме от 4 ноября 2002 г. № 70 «О применении арбитражными судами ст.140 и ст. 317 ГК РФ» сказано, что по долгам в валюте проценты текут по средним ставкам по кредитам в соответствующей иностранной валюте. Т. е., видимо, нам нужно будет применять средние ставки по краткосрочным кредитам в валюте.

Второй вопрос, на который ВС РФ ответ тоже не дал. Что делать, если должник вовремя не заплатил, а в период просрочки курс сильно упал? Всем известно, что сейчас курс доллара немного падает. Если нам должник должен был исполнить свое денежное обязательство, выраженное в долларах, 1 декабря, но не исполнил, а уже 22 декабря курс доллара значительно меньше, чем 1 числа, разумеется, в таком случае ему выгоднее подождать и не исполнять свое обязательство вовремя. Что делать в таком случае, ВС РФ рекомендаций не дал. По всей видимости, рекомендация может быть только одна – взыскивать с должника убытки, которые были вызваны курсовой разницей. Дело в том, что должник не вправе извлекать выгоду из своего недобросовестного поведения, и поэтому, если он умышленно не исполнял свои обязательства, ждал, пока курс валюты будет ниже, то в этом случае у нас не остается другого выходы, кроме как взыскивать с него убытки.

И последний вопрос, на который ВС РФ ответа не дал. Что делать после того, как договор будет расторгнут и прекратит свое действие? Например, стороны заключили договор поставки, покупатель передал поставщику аванс, но договор еще не исполнен, при этом аванс был в долларах, а курс валюты спустя некое время существенно вырос. Если раньше курс был, к примеру, 50 руб., а я передал 1000 долларов, это было 50 тыс. руб., то после того как он вырос, допустим, до 70 руб., получается, если договор будет расторгнут, то я получу свою 1000 долларов, но это уже будет 70 тыс. руб., потому что сумма должна выплачиваться в соответствии с курсом ЦБ РФ на дату платежа.

Что делать в таком случае, если наш контрагент недобросовестно пользуется своим правом на отказ от договора, чтобы выиграть на курсовой разнице? ВС РФ нам сначала предлагал в проекте Пленума разъяснение о том, что расчеты ведутся в той же самой валюте. По сути, ВС РФ изначально хотел сказать, что если мы сумму в долларах получили, то в долларах и отдавать ее, но из-за того, что возникли вопросы о том, как быть, если контрагент недобросовестный, в итоге, это разъяснение вообще ушло из проекта Пленума ВС РФ. Что делать в этом случае, ВС РФ нам тоже не сказал. Если мы понесли от этого некие убытки, то, по всей видимости, нам нужно взыскивать убытки с нашего недобросовестного контрагента, потому что других вариантов у нас не остается.

Очередность погашения денежных требований

Очередность погашения нескольких денежных требований. Здесь мы обращаемся к ст. 319 ГК РФ, которая нам говорит о том, что если сумма платежа недостаточная для того, чтобы погасить денежное обязательство полностью, то погашаются сначала издержки на получение долга, потом проценты, а после этого основная сумма долга. Это правило можно поменять в договоре. Но дело в том, что в ст. 319 ничего не сказано про неустойку и штрафные санкции.

Все прекрасно знают, что наши банки очень любят вставлять в договор условие о том, что все штрафные санкции погашаются до суммы основного долга. Разумеется, эти условия и раньше были неправомерны, и сейчас ВС РФ в п. 37 Постановления № 54 продолжил добрую традицию ВАС РФ, и указал, что соглашение о первоочередном погашении неустойки и процентов по ст. 395 ГК РФ перед требованием, которое вытекает из самого обязательства, будет ничтожным. Иными словами, мы не можем прописать в договоре о том, что если не хватает суммы, для того чтобы погасить весь долг, то сначала погашается неустойка, а только потом основной долг. Здесь ВС РФ поддержал те самые правила, которые ранее давал ВАС РФ в Постановлении от 20 октября 2010 г. № 141 «О некоторых вопросах применения положений ст. 319 ГК РФ».

Проценты по денежному обязательству

Проценты по денежному обязательству (законные проценты). Вообще законных процентов Пленум особо не касался, законных процентов касается всего два пункта. В п. 33 ВС РФ подтверждает, что законные проценты – это плата за пользование деньгами, а не ответственность за неисполнение денежного обязательства. И на основании этого в п. 37 ВС РФ нам указывает, что если сумма платежа недостаточна для того, чтобы погасить денежное обязательство полностью, то законные проценты погашаются до суммы основного долга, а проценты за просрочку, т. е. по 395 ГК РФ, после.

Читайте в журнале «Арбитражная практика для юристов» во II полугодии 2017 года
    Хочу прочесть!


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
      о том, как выиграть спор в арбитражном суде

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62265 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль