text
Арбитражная практика

Понятие залога: императивные нормы

  • 18 января 2017
  • 695

Понятие залога раскрыли в ст. 334 ГК РФ. В частности, в статье присутствует пункт о судебном залоге. Некоторые нормы статьи имеют императивный характер.

К императивным положениям ст. 334 ГК РФ относятся п. 1, абз. 2 п. 3, п. 4, а также второе предложение п. 5.

Квалифицирующие признаки залога

Положения абз. 1 п. 1 направлены на установление квалифицирующих признаков залога. Если залог в силу воли сторон не будет отвечать этим признакам, то такой способ обеспечения исполнения обязательств не будет считаться залогом. Следовательно, стороны не могут изменить положения абз. 1 п. 1. 2. Особое внимание необходимо уделить правилам абз. 2 п. 1. Данные положения устанавливают правило, в соответствии с которым реализация предмета залога посредством передачи предмета залога залогодержателю возможна только в случаях, предусмотренных законом. На первый взгляд возможности для диспозитивности сторон договора залога здесь отсутствуют. Однако это не совсем так.

Системный анализ норм о залоге показывает, что отдельные нормы о залоге не просто определяют юридический состав, при котором возникают залоговые отношения, но и позволяют сторонам прописывать в договоре случаи реализация предмета залога посредством передачи предмета залога залогодержателю. В частности, согласно абз. 2 ст. 339 ГК РФ стороны могут предусмотреть в договоре залога условие о порядке реализации заложенного имущества, взыскание на которое обращено по решению суда. На основании этой нормы стороны договора залога могут предусмотреть передачу предмета залога залогодержателю в случае обращения взыскания на него в судебном порядке. Несмотря на это, правила абз. 2 п. 1 ст. 334 ГК РФ необходимо рассматривать все же как императивные. Признание указанной нормы диспозитивной может нарушить баланс интересов всех заинтересованных сторон залоговых отношений.

Дело в том, что при заключении договора залога будущий залогодержатель является в большинстве случаев потенциально сильной стороной, имеющей возможность «пролоббировать» необходимые ему условия залогодателю. В таком случае необходимо максимально осторожно формулировать условия для возможной диспозитивности сторон на стадии заключения договора. Представляется, что эта диспозитивность может проявляться не в рамках общего принципа, который закреплен абз. 2 п. 1 ст. 334 ГК РФ применительно к оставлению предмета залога у залогодержателя, а на уровне положений, закрепляющих более частные случаи. Например, таким положением может служить п. 2 ст. 350.1 ГК РФ, допускающий оставление предмета залога у залогодержателя при внесудебном обращении взыскания на заложенное имущество в случае, когда залогодателем выступает лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность. Вполне возможно допустить, что при определенных обстоятельствах подобная процедура реализации предмета залога может быть согласована, когда залогодатель не является лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность.

О залоге:

Защита интересов третьих лиц при залоге

Императивными являются правила абз. 2 п. 3 ст. 334 ГК РФ. Данные положения направлены как на защиту публичных интересов, так и интересов третьих лиц. Отказ залогодателя в получении денежных средств явно нарушает права кредиторов залогодателя и ведет к неосновательному получению выгоды на стороне залогодержателя. Более того, такое соглашение противоречило бы обеспечительной природе залога. Обеспечение предоставляется только в целях получения кредитором удовлетворения в объеме, соответствующем требованию по основному обязательству. Об императивности положения дополнительно свидетельствует указание в норме на то, что соглашение об отказе залогодателя от права на получение разницы между ценой реализации заложенного имущества и размером обеспеченного залогом требования ничтожно.

Приоритеты норм залогового права

В п. 4 ст. 334 ГК РФ определяется соотношение между общими и специальными положениями залогового права с установлением преимущественного применения правил lex specialis. Данный принцип является общеправовым (определения КС РФ от 01.12.1999 № 211-О, от 05.10.2000 № 199- О, постановление КС РФ от 14.05.2003 № 8-П) и не может быть изменен соглашением сторон.

Вместе с тем в рамках преимущества правил lex specialis применительно к соотношению норм ГК РФ и Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон № 102-ФЗ) существуют определенные противоречия: в соответствии с п. 4 ст. 334 ГК РФ нормы Закона № 102-ФЗ имеют преимущество перед нормами ГК РФ, хотя нормы Закона № 102-ФЗ не подвергались реформе и не учитывают изменившиеся подходы как в законодательстве, так и в доктрине залогового права. В качестве решения этой проблемы в доктрине высказывается позиция о возможности применения подхода, согласно которому преимущество имеет тот закон, который принят позднее (lex posteriori). Представляется, что такое решение не очень удачно в силу того, что его логику будет необходимо распространять на иные случаи соотношения норм ГК РФ и других законов. Однако в таких случаях принятое решение будет не всегда в пользу сбалансированного регулирования, как это имеет место в случае с нормами ГК РФ о залоге.

Таким образом, предлагаемое решение может повлечь значительно большие негативные последствия, чем полученные от него преимущества. Представляется, что решение проблемы в предложенном ключе стоит отложить до выработки в доктрине критериев соотношения между принципами lex specialis и lex posteriori. В свою очередь, в настоящее время стоит руководствоваться только принципом lex specialis и предпринимать меры для внесения изменений в Закон № 102- ФЗ и гармонизации всей законодательной базы по залогу, что и было предусмотрено Концепцией развития гражданского законодательства.

Очередность удовлетворения требований кредиторов при судебном залоге

Второе предложение п. 5 ст. 334 ГК РФ устанавливает очередность удовлетворения требований кредитора в случаях наложения запрета на распоряжение имуществом и получения таким кредитором прав залогодержателя. Данная норма направлена на защиту прав третьих лиц, а именно иных кредиторов должника. Если должник и кредитор заключат соглашение об изменении очередности удовлетворения требований кредитора в соответствии с рассматриваемой нормой, то это соглашение, очевидно, нарушит права других кредиторов должника. Таким образом, рассматриваемая норма является императивной и не может быть изменена договором.

Читайте об этом

Читайте также

Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Рекомендации по теме

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
А еще:
Простите, что прерываем Ваше чтение

Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

Предлагаем Вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
Вы продолжите читать статью через 1 минуту
×
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на сайте и скачайте файл!

Вы сможете скачать любые документы и получите бесплатный доступ ко всем материалам на сайте.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
и скачать файл
×
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.