Арест средств на расчетном счете. Возникает ли право залога

763
У должника арестовали счет. В каких случаях возникает право залога, и какие проблемы с этим связаны, читайте в стенограмме видеолекции А. В. Егорова.

Смотрите видеолекцию

Арест средств на расчетном счете. Возникает ли право залога?

А. В. Егоров:

– Наш вебинар посвящен очень тяжелой, увлекательной проблеме залога в силу ареста, который возникает согласно п. 5 ст. 334 ГК РФ в новой редакции, вступившей в силу с 1 июля 2014 года. К сожалению, так получилось, что реформа гражданского законодательства, которая активно старалась объяснить то, что предлагают разработчики, по данному вопросу ничего не объяснила. Вообще этот вопрос входит в так называемые «теневые поправки», под которыми понимаются поправки, которые были в Госдуме, появились неизвестно откуда ко второму чтению, какие-то депутаты что-то предложили без широкого обсуждения, без ничего. И поэтому сейчас надо всем миром фактически заниматься тем, чтобы разбираться, для чего нужна эта норма, хорошая она или плохая. Если плохая, то, может быть, придумать, как ее заблокировать, а если хорошая, то придумать, как ее запустить в действие.

По поводу анализа судебной практики я опубликовал две статьи в журналах «Арбитражная практика для юристов» и «Вестник экономического правосудия». Я опубликовал обе статьи в широком контексте, т. е. касательно вообще всех вопросов залога в силу ареста.

Читайте на тему:

Залог в силу ареста расчетного счета

В тематику сегодняшнего вебинара я вынес в качестве основного пункта только вопрос об аресте средств на расчетном счете, потому что это тоже самостоятельная тема. Я знаю, что у немцев это есть. И в статье как раз пытался намекнуть, что вообще, судя по всему, надо у немцев будет списывать и разбираться, что и как у них работает. Но я как раз считаю, что почва не подготовлена, и нам надо сначала людям объяснить. Главное, что те, кто это предложили, говорят, что это хорошая норма, но ничего не объясняют, как она должна работать. А судебная практика вообще принимает эту статью в штыки. Тут такой вопрос: правильно или нет принимать в штыки эту норму? Я думаю, что уже не очень верно.

Строго говоря, в этой норме, в залоге в силу ареста, нет ничего такого совсем плохого. Понятно, что вроде, кто первый прибежал, у того больше шанс на получение удовлетворения. Я это понимаю. Но с другой точки зрения, какая разница, а если залог просто в силу договора? Т. е. я, например, должник, с кем-то из вас я договорился, что у меня возникает залог, даже если я договорился после того, как задолжал остальным из вас. Все равно мой залог будет сильнее, чем ваше требование. В самом залоге уже несправедливость и неравенство, но его допускают у нас. А если у нас его допускают, то почему нам не поощрять залогом активного кредитора?

На семинарах и лекциях я привожу ссылку на статью в «Арбитражной практике для юристов» № 9 2015 г., а в «Вестнике экономического правосудия» тоже сентябрьский номер. Но статьи все-таки разные, там разные содержания, тема одна, но по-разному материал был подан. Здесь, конечно, очень много проблем сейчас будет, и они уже сейчас возникают у судов, которые как раз тоже не очень любят данную норму.

Был такой юридический форум Сибири в Екатеринбурге и в Новосибирске, там как раз была ожесточенная дискуссия по этому вопросу. Половина говорила, что статья плохая, а кто-то говорил, что правильная. И сейчас, конечно, интересно, куда будет развиваться судебная практика. Я свою позицию высказал, надеюсь, что судьи так или иначе примут ее к сведению, не обязательно ею руководствоваться, каждый судья формирует свою позицию.

О залоге:

Судебная практика по спорам о залоге в силу ареста

Что у нас с точки зрения наблюдения за судебной практикой? К сожалению, вопросы, связанные просто с арестом, например, недвижимости, начинают возникать, и они уже в судебной практике возникают. Но вот арест денежных средств на расчетном счете, к сожалению, это уже апгрейд этой проблемы, потому что сам по себе арест денежных средств на счете был длительное время не приемлем для судебной практики. И судебная практика возражала, пытаясь говорить, что на денежные средства нельзя обратить взыскание, поэтому их нельзя в залог передавать. ВАС РФ тоже разъяснял, что залог денежных средств невозможен по правилам о залоге денег. Т. е. намекали длительное время, что залог денежных средств, находящихся в банке, возможен только по модели залога права требования по договору депозита. Ты депонируешь миллион рублей в банке и свое право требования о возврате этого депозита закладываешь. Но если этот миллион находится у тебя на расчетном счете и используется банком для различных расчетных операций, то ты не можешь заложить это право требования.

Проблема отдельного залогового счета

Ключевой пункт залога в силу ареста денежных средств на счете заключается в том, что для того чтобы допустить возможность залога денежных средств на счете просто в силу сделки, в силу договора, надо обязательно открыть расчетный счет как залоговый. Такую позицию достаточно жестко занял ЦБ РФ. У нас было даже такое публичное обсуждение, на котором его представители сказали, что они читают ГК РФ буквально, и там написано, что можно передавать денежные средства в залог на залоговых счетах, только если счет открыт как залоговый. Это очень неудобно, и банки говорили, что очень плохо, что так написали в ГК. Может быть, будет какая-то реформа, и это поправят, и это будет правильно.

Допустим, у какой-то компании уже давно имеется расчетный счет, его знают все контрагенты, на него платят, т. е. получается, ей этот счет залоговым теперь сделать нельзя. ЦБ РФ говорит, что нельзя, в ГК написано, что только открыть как залоговый, надо открывать новый счет с новым номером. Для компании это такие издержки… Условно говоря, вносить изменения в 851 тыс. договоров, в которых фигурирует этот расчетный счет. Зря ЦБ к этому так относится. А еще глупее ситуация, что параллельно у тебя расчетный счет, и еще залоговый. Зачем залоговый? На залоговом какие-то деньги будут? Или не будут? Или они будут дублироваться? В общем, каша, к сожалению, с этим специальным залоговым счетом.

Я считаю, что это обычный расчетный счет, просто открытый в режиме залогового, нужно именно так это и понимать. Но тут проблема, т. к. у большинства компаний счета открыты в режиме обычных незалоговых. Допустим, я ваш должник, у меня обычный незалоговый счет, вы арестовываете мои денежные средства. Возникает у вас право залога, или нет? Я считаю – да. Весь вопрос в обсуждении аргументов, почему да, почему нет. Почему нет? Один-единственный формальный аргумент: раз счет незалоговый, то не может возникнуть никакого права залога по нему. Аргумент формальный, фактически означает, что теперь арест в силу залога денежных средств на счете невозможен, или он будет зависеть от должника. Если я захочу и открою свой счет как залоговый, то тогда можно получить залог в силу ареста. Я считаю, что наверняка сейчас будут такие примеры. Но мне ближе другая позиция, которая гласит о том, что залог в силу ареста денежных средств на расчетном счете должен возникать в силу самого факта ареста, и у лица, в чью пользу арестованы денежные средства, должно возникать преимущественное право перед другими лицами.

Есть очень хорошая статья двух авторов Т. А. Терещенко и О. Е. Ганюшина «Арестантский залог: отдельные вопросы правоприменения», журнал «Закон», март 2016 г. № 3. Я с этими авторами согласен практически во всем, кроме налогов. Им тоже не нравится, что налоговая служба, получает возможность арестовывать денежные средства без обращения в суд, к приставам и т. д.. Т. е., по сути, сам кредитор имеет возможность сказать, что он арестовывает, и здесь уж совсем за гранью начинается. Но налоговая, похоже, все же имеет это право. Объясню.

Одна родовая проблема ст. 334 п. 5 заключается в том, что непонятно, о каком аресте идет речь – аресте пристава или аресте суда как обеспечительной меры. Норма сформулирована так, что ее разработчики, похоже, имели в виду, прежде всего, арест судебный. Допустим, вы судитесь со мной, только еще первое судебное заседание или еще до заседания суд применяет арест, арестовывает денежные средства в размере вашего требования. Допустим, вы 1000 000 руб. хотите взыскать, и суд принимает решение арестовать 1 млн. руб. на счете ответчика. Хорошо, арестовано. А решение вы получите только, допустим, 31 марта. Когда у вас право залога возникло? ГК РФ отвечает, что право залога у вас возникает только с момента вступления в силу решения суда, т. е. примерно в конце мая, тогда возникнет залог. Подождите, а арестовано-то сегодня, 11 ноября. И вот тут непонятно, что делать.

Я очень рекомендую следить за разъяснениями ВС РФ, потому что в Постановлении Пленума № 25 от 23.06.2015 ВС разъяснил, что права и обязанности залогодержателя фактически возникают у залогового кредитора с момента наложения ареста. Т. е. ВС разъяснил, что в норме не только обеспечительный арест суда, но и арест пристава. А в германской системе особое залоговое право возникает именно в силу ареста, который налагает пристав, прочитать про это можно в книге Х. Вебера, «Обеспечение кредитных обязательств». ВС говорит, что да, приставы тоже, но когда пристав накладывает арест, залог возникает, понятно, с момента наложения ареста. А когда накладывает арест суд, то с момента определения суда о наложении ареста. Тут, конечно, вопрос очень серьезный, как это все дело работает в связи с банкротством. 

Залог в силу ареста при банкротстве

Сейчас многие суды занимают такую позицию, что залог в силу ареста возник, но раз аресты в банкротстве отменяются, то, соответственно, здесь и залоги все слетают. Есть такая судебная практика, не очень хочется ее рекламировать, но в статье я вынужден был на нее сослаться. Но есть и практика, которая говорит, что залог в силу ареста в банкротстве, тем не менее, стоит, т. е. он дает именно залоговое право, несмотря на отмену ареста. Это арбитражный суд Поволжского округа, кассация 17 сентября 2015 г. дело № А55-27454/2014.

Идея такая, что, конечно, если залоговое право возникло в нормальном виде, то оно должно работать в банкротстве. Но точно так же, как и обычный залог в силу договора: его можно признать недействительным, как сделку, влекущую преимущественное удовлетворение одних кредиторов перед другими. Точно так же и залог в силу ареста должен иметь возможность быть оспоренным, если он попадает в период подозрительности. И про это пишут авторы Т.А. Терещенко и О.Е. Ганюшин. И я с этим согласен, и обосновываю в статье с нормативной аргументацией, что, по сути, любой арест и залог, который попадает в период подозрения, должен признаваться недействительным. Причем там 6-месячный период подозрения, это все обосновывается через специальные положения ст. 61. 3 Закона о банкротстве. Условно говоря, ваш арест и залог, который у вас есть, будет против меня и вступит в силу сегодня. Прибавляем 6 месяцев, это 11 мая. Если до 11 мая будет возбуждено дело о моем банкротстве, то потом при конкурсном производстве можно оспорить, автоматом фактически этот арест будет снесен.

Нужно обязательно понять, какой арест попадет в период подозрительности. Т. е., допустим, дело о моем банкротстве будет возбуждено в июле 2017 года, а сегодня вынесено определение суда об аресте на мой 1 млн. руб., который мне принадлежит на расчетном счете. Если решение суда, в силу которого возникает этот арест, как говорит ГК, вступит в силу только в мае, 11 числа, то 6 месяцев мы как считаем? Если мы от 11 мая считаем 6 месяцев, то тогда июльское возбуждение дела о банкротстве отлично годится, а если мы от сегодняшнего, от 11 ноября считаем, то июль уже не годится. ВС РФ в своем Пленуме говорит, что арест, залог считается возникшим сегодня, 11 ноября, а значит, при таком раскладе оспорить уже будет нельзя. Я считаю, что это уже не очень правильно. Может быть, конечно, это ВС РФ не имел в виду, но я очень надеюсь, что при банкротстве все-таки суды будут принимать во внимание дату вступления в силу решения суда, подтверждающего требование залогового кредитора, это буквально вытекает из ГК. А разъяснения ВС РФ в Пленуме № 25 нужно редуцировать только теми вопросами, о которых они говорили, они говорили это ради предшествующего и последующего залога, как они конкурируют между собой

Арест счета как обеспечительная мера и в рамках исполнительного производства  

Еще один очень интересный момент – это переход одного ареста в другой. Допустим, судом принят обеспечительный арест, арестованы денежные средства на счете, если они арестованы, то нельзя их списывать. Допустим, сегодня арестованы средства, сразу же определение суда прилетело в банк, банк сразу же заблокировал на моем счете 1 млн. руб. Кстати, если у меня пока нет миллиона рублей, банк может заблокировать расходные операции: упадут какие-то деньги, а когда они до миллиона добегут, будут арестованы. Вступает в силу решение суда в мае против меня. Дальше надо его исполнять.

Затем возбуждается дело о банкротстве, не успевает пристав списать соответствующие денежные средства, потому что, по идее, решение суда вступает в силу, должно возбуждаться исполнительное производство, и эти денежные средства автоматом не перечисляются вам, пристав должен их списывать. Пристав в данном случае налагает отдельный арест на те же денежные средства? Т. е., по сути, пристав должен перехватывать тот арест, который был наложен судом, и в силу него должно возникать соответствующее залоговое право, и оно у меня должно быть с момента решения суда, а не с момента, когда пристав, например, повторно наложит арест. Т. е. пристав говорит снять судебный обеспечительный арест, а он свой наложит, и сроки на оспаривание потом, если банкротство пойдет, будут считаться с этой даты, когда он его наложит. А на самом деле между арестом пристава и исполнением исполнительного документа проходит 2-3 дня, там вообще нет проблем, он просто говорит, что арестовывает, и одновременно списывает. Вот нестыковки, которые есть. Я ради них в т. ч. эту проблему хотел осветить. 

Совершенно очевидно, что в момент наложения обеспечительного ареста судом сегодня, 11 ноября, вы были еще пока истцом, а уже в мае и дальше, когда будет пристав работать, вы станете взыскателем. Конечно, пристав должен пользоваться этим арестом. Дата приоритета залогового права и т. д. должна считаться здесь. А иначе будет так: сегодня обеспечительный арест наложен, а потом придут другие и этот счет арестуют, на этот же миллион встанет арест налоговой и других кредиторов, но наложены они будут позднее, допустим, в феврале или в марте 2017 г. В мае вступает в силу решение суда о взыскании в вашу пользу миллиона рублей. Если пристав скажет снять обеспечительный арест, чтобы он свой арест наложил, более ранние два других ареста перебьют этот миллион, и все, вы его не увидите. Вы первым наложили арест на него и ничего не получите. Поэтому эта логика неправильная. Приоритет, безусловно, должен считаться по дате исполнительного ареста, который наложен, он должен сохраняться до исполнения судебного акта. Если приставы этого не понимают, надо обжаловать их действия, биться с ними.

Нормативное обоснование возникновения залога при аресте счета

Меня спросили про нормативное обоснование возникновения залога на арестованные средства должника, если счет незалоговый. Нормативное обоснование такое. Я считаю, что правила об открытии специального залогового счета – это правила специальные, они касаются только залога по сделкам. Да, такая странная позиция была у нашего законодателя, что можно передавать в залог только денежные средства, если счет открыт как залоговый. Хорошо. Но поскольку никакой специфики ведения счета, если даже он открыт как залоговый, нет, то это обычный расчетный счет со спецификой только одной, что нельзя производить расходные операции, которые понизят соответствующий остаток в размере обеспеченного требования. В данном случае нормативное обоснование – это п. 5 ст. 334 ГК РФ, что возникает залоговое право в силу ареста. Фактически ведь пристав арестовывает не столько деньги, сколько права требования, которые есть у владельца счета в отношении банка на остаток, который на счете хранится. Здесь нормативное обоснование на самом деле достаточное, потому что не может реализация права кредитором зависеть от того, как должник себя ведет.

Если вы захотите арестовать мой телефон, например, вы арестуете его, акт наложен, нужно исполнять, залоговые права возникли, и не может здесь арест зависеть от таких обстоятельств, например, ношу ли я телефон в кармане, или нет. Деньги на счете есть, соответственно, нужно обеспечить доступ к этим деньгам взыскателю, и в ст. 334 ни слова не говорится о том, что залог возникает только на движимые вещи и т. д. Я понимаю, что может быть другая позиция, я боюсь ее формально, но это было бы неправильно.

Сейчас практика подкинула одно очень забавное дело, где как раз проиграли люди, которые считали, что возникает залог. Тут же еще проблема какая? Банковская проблема. Банки тоже страдают, потому что арест налагается в пользу одного из кредиторов. Потом, если залоговое право возникает, если налагают аресты другие кредиторы, кто раньше, кто позже, вот эти вот телодвижения, которые здесь есть как раз бьют и по банкам, с банков пытаются иногда убытки взыскать. Поэтому они одни из самых заинтересованных лиц в этих вопросах.

Взаимодействие ст. 334 и 174 ГК РФ

Теперь что касается налоговой. Получается, если аресты налагает налоговая служба, здесь залог возникает. Здесь очень интересный механизм выяснения этого дела. Ведь как работает ст. 334 ГК РФ п. 5? Она отсылает в 174 п. 1, она говорит, что если наложен запрет на распоряжение имуществом, то возникает право залога, а ст. 174.1 решает как раз вопрос. Здесь тоже иногда недоразумения возникают в судебной практике. Суды, которые хотят отбиться от залога в силу ареста, придумали такую логику. Они говорят, что залог в силу арест возникает только в том случае, если 334 п. 5 отсылает на п. 1 ст. 174, значит, залог в силу ареста возникает только в тех случаях, о которых говорит 174.1. А она говорит только о ситуации, когда заложенное имущество продается кому-то, т. е. вы арестовали мой телефон, а ст. 174.1 говорит, что если я его продам кому-то, то в этом случае есть залоговое право. Но совершенно очевидно для меня, что залоговое право возникло сегодня в силу ареста, и оно работает независимо от того, продам я телефон, или нет. А некоторые суды пытаются сказать, что если бы продал, тогда появится залоговое право. Странно как-то.

Действительно, эта отсылка, которую сделал законодатель на ст. 174.1, порождает возможности для таких ошибок, и, наверное, зря это было сделано. Но эта отсылка в тоже время помогает. В чем? В ГК в пункте 5 ст. 334 не упоминается, о каком аресте идет речь, а вот в ст. 174.1 упоминаются разные аресты: и арест, наложенный судом, и арест, наложенный иным органом. И если никакого отношения к п. 5 ст. 334 я не имею, то как раз к ст. 174.1 имею. Я участвовал в ее написании и могу сказать, что когда писали про арест в пользу иных органов, имелись в виду и госорганы, которые в силу закона имеют право налагать арест.

Налоговый орган там в уме не держался, а держали в уме таможню, например, потому что таможенная служба имеет право налагать соответствующие аресты и какие-то запреты на распоряжение и т. д. И тогда получается, что если законом налоговой предусмотрено право арестовывать, и вводить запрет операций по счетам, и налагать аресты на конкретные денежные средства в счет своих требований по уплате налогов, то, видимо, это правило должно применяться и должно давать налоговой такой же залог в силу закона. Это может показаться не очень удачным правилом, но, тем не менее, раз законодатель на это идет, раз он дает налоговой безакцептное списание, то она может и арестовывать. Арест – это более слабое средство защиты, чем безакцептное списание.

Момент возникновения залога в силу ареста

Еще один очень важный момент. В какой момент возникает залог в силу ареста? Залог в силу ареста возникает, если арестован пока голый счет, арест должен возникать только с того момента, когда упали денежные средства. Это тоже очень важно. Ст. 334 п. 5, конечно, в основном писалась под залог вещей – когда сразу арест, пристав исполняет арест, находит у меня телефон, арестовывает его. Но если это арест средств на счете, а еще тех, которых нет пока на счете, то, конечно, здесь специфика уже начинается. Допустим, арест у меня наложен на счет сегодня, а денежные средства на него поступят только 29 апреля, и тогда, по сути, заработает этот арест. А банкротство мое пойдет в июле, и конечно, реальный залог, возникший в апреле, попадет в период подозрительности, а говорить о том, что он возник сегодня на будущие денежные средства, не правильно, потому что пока их нет. И может быть, они вообще никогда не возникнут. Поэтому, конечно, залог возникает не раньше, чем появятся денежные средства.

Понятно, что если это арест пристава, то там, скорее всего, затяжки не будет. Скорее всего, произойдет списание денег, и как сделка с предпочтением в банкротстве будет оспариваться само списание, а не залог. Но в любом случае, если какие-то временные разрывы есть, то они, конечно, тоже могут играть роль.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
о том, как выиграть спор в арбитражном суде

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль