Статья 168. Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта

830

Скачайте ознакомительную версию книги для чтения на мобильном устройстве

Скачать в формате .epub
Скачать в формате .pdf


  1. За исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
  2. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Статья 168 ГК РФ подверглась существенным изменениям. Ранее сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, по общему правилу признавалась ничтожной, если закон не устанавливал, что такая сделка оспорима, или не предусматривал иных последствий нарушения.

Первоначальная редакция проекта изменений в ГК РФ, внесенного в Госдуму, устанавливала, что сделка ничтожна:

  1. если она нарушает требования закона или иного правового акта, и законом или иным правовым актом, требования которого нарушены, установлено, что она является недействительной;
  2. если она нарушает требования закона или иного правового акта и пуб- личные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, если из закона не следует, что такая сделка оспорима.

В иных случаях сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью соответствующей сделки.

Однако формулировка окончательной редакции данной статьи, ставшей нормой закона, несколько отличается, акцентируя больше внимания на презумпции оспоримости. Таким образом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой.

Однако данное правило имеет два исключения.

Во-первых, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. К примеру, согласно п. 3 ст. 250 ГК РФ при продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение 3 месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя. В соответствии с п. 18 ст. 21 Федерального закона от 08.02.1998 №14.ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО) при продаже доли или части доли в уставном капитале общества с нарушением преимущественного права покупки доли или части доли любые участник или участники общества либо, если уставом общества предусмотрено преимущественное право покупки обществом доли или части доли, общество в течение 3 месяцев со дня, когда участник или участники общества либо общество узнали или должны были узнать о таком нарушении, вправе потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя.

Второе исключение предусмотрено в п. 2 ст. 168 ГК РФ: сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Следовательно, законодатель использует презумпцию ничтожности в двух случаях:

  1. сделка посягает на публичные интересы;
  2. сделка посягает на права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Такое регулирование приводит к тому, что по общему правилу для признания сделки недействительной лицо должно будет подать соответствующий иск. Как следствие, для исключения из договора условий, противоречащих закону, ответчику будет недостаточно заявить возражения в отзыве на иск — нужно будет заявить встречный иск.

Одним из оснований признания сделки ничтожной является нарушение ею публичного интереса. Поскольку точное содержание указанного словосочетания определить нельзя, судебная практика сыграет существенную роль при толковании данного выражения. К примеру, нарушает ли сделка публичные интересы, если в рамках такой сделки произошло дарение между коммерческими организациями (ст. 575 ГК РФ).

По одному из дел ФАС Московского округа признал, что Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия вправе подать иск о признании сделки ничтожной ввиду нарушения публичных интересов в результате предоставления в аренду лесного участка, являющегося частью объекта культурного наследия, с нарушением требований закона об объектах культурного наследия РФ (постановление от 22.04.2013 по делу № А41-44108/10).

Или другой пример. Удовлетворяя требования управления Федеральной антимонопольной службы о признании недействительным открытого аукциона ввиду нарушения организаторами торгов порядка размещения муниципального заказа, суд указал, что управление реализует предоставленное ему федеральным законом право на предъявление иска в защиту публичного интереса (ч. 1 ст. 53 АПК РФ). Такой публичный интерес заключается в обеспечении, в том числе, эффективного использования средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования, расширении возможностей для участия физических и юридических лиц в размещении заказов и стимулировании такого участия, в развитии добросовестной конкуренции, совершенствовании деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления в сфере размещения заказов, обеспечении гласности и прозрачности размещения заказов, предотвращении коррупции и других злоупотреблений в сфере размещения заказов (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.06.2012 по делу № А28-1285/2011).

Формулировка «несоответствие требованиям закона» изменена на «нарушение требований закона». Это нововведение стало одним из немногих учтенных предложений Концепции и направлено на ограничение случаев, при которых сделка являлась бы ничтожной как противоречащая закону. Как отмечено в Концепции, судебная практика признания сделок ничтожными на основании ст. 168 ГК РФ получила широкое распространение, что ставит под угрозу стабильность и предсказуемость гражданского оборота.

Бывают случаи случаи, когда несоответствие сделки тем или иным положениям закона не может выступать основанием для столь существенной негативной оценки данной сделки со стороны правопорядка, как признание ее ничтожной. Конкретные случаи, в которых несоответствие сделки закону одновременно является законодательным запретом и влечет ее недействительность, определяются судебной практикой.

Ориентиры, на которые суд может опираться, должны быть разработаны доктриной. В этой связи целесообразно обратиться к немецкому опыту, в рамках которого было намечено несколько критериев, влекущих за собой ничтожность сделки.

Хотя § 134 ГГУ во многом соответствует предыдущей редакции ст. 168 ГК РФ, подход к определению круга случаев ничтожности сделки может быть использован и в рамках применения положений настоящей редакции ввиду недостаточно определенного термина «публичный интерес». Итак, согласно § 134 ГГУ сделка, нарушающая установленный законом запрет, недействительна, если из закона не следует иное. В данном вопросе важное значение придается фразе «запрет, установленный законом»1.

Суд, установив несоответствие сделки норме закона, должен определить, была ли недействительность заложена в законодательный запрет. Часто подобное ограничение прямо не касается действительности сделки. Более того, нормы созданы не для ограничения свободы договора как таковой, а для запрета определенного типа поведения безотносительно к тому, какую юридическую форму данное поведение принимает. Недействительность в данном случае — только косвенная реакция, скрывающаяся за основной целью законодателя не допустить подобного поведения2.

Данное положение не зависит от того, нарушается формальный или материальный аспект в сделке. По своей сути данный параграф обеспечивает слаженность и согласованность между правилами о сделках и иными нормами немецкой правовой системы. Он гарантирует, что воля парламента не может быть поставлена под вопрос путем заключения противоречащей ей сделки. Это понимание определяет условия применения § 134 ГГУ: должно быть установлено, что воля законодателя, заложенная в норме, требует признания сделки недействительной3.

Таким образом, § 134 ГГУ для своего применения требует, чтобы законодательный запрет был нарушен и чтобы запрет был направлен именно на признание сделки ничтожной. Эти два элемента не обязательно совпадают. В ГГУ представлено не так много случаев, когда исключительным содержанием нормы является признание соглашения сторон, ее нарушающих, ничтожными. Примером последней может служить абз. 3 § 276 ГГУ: должник не может быть заранее освобожден от ответственности за умысел.

Гражданский кодекс РФ также содержит несколько норм с аналогичным содержанием. Так, согласно п. 2 ст. 400 соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 22 ГК РФ полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

Однако не всегда при нарушении сделкой закона требуется признание ее недействительной, иногда может быть достаточно и штрафа4. К примеру, в Германии запрещена продажа в магазинах в определенное время суток (после 20.00) или по воскресеньям. Однако если какой-то продавец все же заключил сделку позже 20.00, договор будет действителен, хотя и нарушает норму закона. Признание данной сделки ничтожной было бы чрезмерным последствием.

Следовательно, каждому применению § 134 ГГУ предшествует толкование той нормы закона, которая нарушается данной сделкой. Отмечается, что этот процесс разделен на четыре этапа5.

Во-первых, анализируется текст закона (грамматическое и семантическое толкование). Во-вторых, исследуется положение данной нормы в системе законодательства (к примеру, относится ли положение к нормам частного права; какую цель придает ему закон, в котором данная норма содержится). В-третьих, исследуется, какой смысл вкладывали в данную норму при ее принятии, исторические причины ее введения. Наконец, необходимо ответить на вопрос, какая объективная цель содержится в данном положении. В то же время суды используют эти приемы не последовательно, а в зависимости от важности каждого из них в конкретном случае.

Перед тем как перейти к исследованию отдельных типичных случаев применения § 134 ГГУ, необходимо указать на два общих момента:

  1. Цель законодателя также важна для того, чтобы решить, ничтожен договор целиком или в части. Если сделка признается ничтожной целиком, обязательства сторон будут определены законом (положения о реституции, деликте, неосновательном обогащении, ведении чужих дел без поручения). В некоторых случаях объявление договора ничтожным будет несовместимо с целью закона, направленного на защиту одной из сторон. Если, к примеру, законом установлена максимальная цена на товар, договор остается действительным, а цена понижается до максимальной, разрешенной законом.
  2. Параграф 134 ГГУ не содержит субъективного элемента. Однако запрет в конкретном случае может предполагать его наличие.

Анализируя цели законодательного запрета, представляется целесообразным классифицировать их: направлен ли он на недопущение определенного поведения из-за содержания сделки; ее целей; или только вследствие формы, в которой она было осуществлена6.

Запреты, касающиеся содержания обязательств, возникающих на основании сделки, как правило, предполагают ее ничтожность при их нарушении.

Если цели сделки нарушают законодательный запрет, она также в большинстве случаев будет рассматриваться в качестве ничтожной. К примеру, в случае незаконного привлечения рабочей силы. По содержанию сделка может быть вполне нейтральной: одна сторона обязуется возвести здание, а вторая — уплатить деньги, но цель такой сделки включает уклонение от налогов, несоблюдение норм, обязывающих осуществлять платежи в социальные фонды, и, соответственно, сделка ничтожна.

Цель сделки может также послужить основанием для объявления ее ничтожной, если только одна из сторон нарушила законодательный запрет, к примеру, если лицо, обещавшее оказать другому услуги, не было правомочно это сделать (возможность юридического консультирования предоставлена только для юристов, сдавших экзамен, предусмотренный Rechtsberatungsgesetz). Однако практика в этом вопросе не единообразна. Так, договор с ремесленниками, которые не зарегистрированы в списке ремесленных предпринимателей, действителен. В первом случае (договор оказания юридических услуг) суд исходил также из того, что потребитель рассчитывал на получение консультации от высоко квалифицированного специалиста. Законодательный запрет в данном случае направлен в первую очередь на защиту заказчиков.

К третьей группе относятся ситуации, в которых сделка нарушает закон только из-за определенных дополнительных, не связанных с ней требований (рассмотренный выше пример с продажей в неустановленное время).

Исходя из изложенного, можно прийти к выводу о необходимости расширения судейского усмотрения при определении последствий допущенного сторонами нарушения закона при заключении сделки.

1 Markesinis B. German lawofcontract. Oxfordand: Portland, 2006. Р. 242, 243.
2 Wolf М., Neuner J. Allgemeiner Teil des Bürgerlichen Rechts. München, 2012. S. 527.
3 Armbrüster, in Münchener Kommentar. § 134. Rn. 15.
4 Markesinis B. Op. cit. Р. 244.
5 Wolf М., Neuner J. Op. cit. S. 528, 529.
6 Markesinis B. Op. cit. Р. 245–247.

← Предыдущая глава   Следующая глава →

Скоро в журнале «Арбитражная практика для юристов»

    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Академия юриста компании


      Самое выгодное предложение

      Смотрите полезные юридические видеолекции

      Смотреть видеолекции

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией


      Рассылка




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2017

      Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
      о том, как выиграть спор в арбитражном суде

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль