Электронные документы в деле о банкротстве

995
Если руководитель компании-должника не передаст в установленный срок бухгалтерские документы конкурсному управляющему, он рискует нести субсидиарную ответственность по долгам компании. Речь идет не только о бумажных, но и об электронных документах.

Также см.

Подробные акты приема-передачи и дополнительные доказательства помогут доказать добросовестность директора.

На первый взгляд, передача имущества и бухгалтерских документов от руководителя должника-банкрота конкурсному управляющему не является камнем преткновения в делах о банкротстве. Но на практике все оказывается не так очевидно. Итак, после утверждения конкурсного управляющего у руководителя должника есть 3 дня на передачу ему всех документов. К ним относятся бухгалтерская документация, печати, штампы, материальные и иные ценности (абз. 2 п. 2 ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Если руководитель уклоняется от передачи документов, конкурсный управляющий может обратиться в суд и заставить директора передать документы в принудительном порядке. Сначала нужно обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с ходатайством. Если это не поможет, суд выдаст исполнительный лист. При необходимости суд также сможет истребовать документы у бывших руководителей должника и иных лиц (постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).

Сам процесс передачи документов и указанных материальных ценностей закон не регламентирует. А риски руководителя должника за непередачу документов очевидны: его могут привлечь к субсидиарной ответственности в размере суммы задолженности предприятия-банкрота.

Электронные документы

Арбитражный суд признал компанию банкротом и ввел процедуру конкурсного производства. Спустя 5 месяцев конкурный управляющий обратился в суд за выдачей исполнительного листа на принудительное исполнение решения арбитражного суда в части передачи бывшим руководителем должника бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей. На основании выданного исполнительного листа было возбуждено исполнительное производство.

В ходе совершения исполнительных действий приставы установили, что должник в установленные законом сроки передал взыскателю печати и штампы, учредительные документы, трудовые книжки работников, бухгалтерскую и иную документацию, материальные ценности (по рукописным актам на 28 листах за личными подписями сторон). Поэтому судебный пристав-исполнитель окончил исполнительное производство постановлением о фактическом исполнении требований (подп. 1 ч. 1 ст. 47, ст. 6.14 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Однако конкурсный управляющий не согласился с этим и оспорил постановление пристава в суде. Управляющий считал, что директор компании не передал регистры бухгалтерского синтетического и аналитического учета, программное обеспечение. Доказательств их принятия в материалах дела не было. Из-за отсутствия необходимых документов конкурсный управляющий не мог взыскивать дебиторскую задолженность, формировать конкурсную массу, рассчитываться с кредиторами.

«Наша позиция по делу заключалась в том, что регистры бухгалтерского учета — это по сути своей электронная версия первичных бухгалтерских документов. Данные регистры содержались в оперативной памяти персональных компьютеров и ноутбуков (на машинных носителях), переданных конкурсному управляющему. Соответственно после передачи такую документацию можно распечатать на бумажном носителе, либо удалить. Бухгалтерская программа была установлена на компьютере, переданном по акту приема-передачи. Также директор должника передал ключ для запуска программы (с указанием на диске надписи «ключ от программы»). В процессе подготовки к делу мы установили, что передача документации из-за ее больших объемов проходила несколько дней. Было подписано множество рукописных актов приема-передачи бухгалтерских документов. По актам передавались документы, «коробочные диски» с программами. В числе переданных документов и имущества фигурировала рукописная запись «диск с надписью на коробке 1с», системные блоки в рабочем состоянии. Конкурсный управляющий в момент приемки документации и материальных ценностей не отразил в акте, что диск либо нечитаемый, либо не содержит информации. По поводу памяти системных блоков также не было никаких замечаний. Очевидно, что спустя год после приемки невозможно установить, какой именно диск был передан и содержится ли на нем необходимая информация», — объясняет свою позицию представитель директора должника Вадим Асафин.

У конкурсного управляющего было и еще одно требование. Он хотел получить программное обеспечение и материальные ценности не на основании инвентарной карточки к балансу, а на основании первичных документов на покупку материальных ценностей. Однако компания эти материальные ценности реализовала в процессе обычной хозяйственной деятельности.

«Чтобы это подтвердить, мы предоставили суду дополнительные доказательства — согласие правообладателя на передачу прав на программное обеспечение. В материалах дела были и другие документы, подтверждающие факт реализации имущества еще до возбуждения дела о банкротстве», — уточняет представитель директора.

Более того, у части лицензий программного обеспечения истек срок действия. Частично программное обеспечение директор передал на электронных носителях, в частности диск с базой «1-С», ноутбуки, системные блоки с операционными системами. Все имущество, которое находилось на балансе компании, руководитель должника передал конкурсному управляющему в полном объеме.

Передача сложных технических средств

Суд отказался удовлетворять требования конкурсного управляющего. Он сослался на п. 1 ст. 10 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (закон утратил силу с 01.01.2013). Так, регистры бухгалтерского учета не могут быть доказательствами наличия либо отсутствия у налогоплательщика дебиторской задолженности без предоставления первичной документации организации-должника, на основании которой такие регистры были составлены. Тот факт, что конкурсный управляющий получил первичную документацию, подтвержден актами приема-передачи. Отсутствие указания в резолютивной части судебного акта на конкретное имущество влечет его неисполнимость и является основанием для отказа в возбуждении исполнительного производства (п. 5 ч. 1 ст. 320 АПК РФ, п. 6 ч. 1 ст. 13 Закона № 229-ФЗ) (постановление ФАС Поволжского округа от 08.12.2011 по делу № А65-8799/2009). Материальные ценности передавались взыскателю по актам приема-передачи в соответствии с инвентарной карточкой (приложение к бухгалтерскому балансу). Программное обеспечение должник продал в процессе обычной хозяйственной деятельности вместе с серверами (о чем есть согласие правообладателей), а также передал по актам о передаче персональных компьютеров. Часть программного обеспечения распространяется на территории РФ бесплатно и не представляет материальной ценности. Решение суда первой инстанции впоследствии устояло в апелляции и кассации. ВАС РФ отказал в передаче дела на рассмотрение Президиума (определение от 27.08.2012 по делу № А72-10693/2011).

«Это дело может оказаться полезным с практической точки зрения как руководителю должника, на ком лежит обязанность передать документы и ценности, так и арбитражным управляющим, которым необходимо правильно принять указанное имущество и документацию.

Во-первых, при передаче имущества и документации от бывшего руководителя конкурсному управляющему акты приема-передачи нужно составлять как можно более конкретно, четко и ясно. Желательно текст набирать на компьютере и скреплять каждый лист подписями сторон. Если принимается сложная техника, персональные компьютеры, серверы — обязательно нужно приглашать независимых специалистов, которые отразят технические характеристики техники, установленные программы, возможности воспроизведения данных программ. Если передаются дискеты, диски, флешки, то их желательно проверить сразу при составлении акта.

Во-вторых, если арбитражный управляющий считает, что ему не переданы конкретные документы или ценности, ему необходимо прежде всего добиваться прямого указания на то конкретное имущество и документацию, которые не переданы в решении суда и исполнительном документе. Кроме того, проведение необходимых технических экспертиз существенно облегчит процесс доказывания в суде. Надеюсь мой опыт окажется полезен», — резюмирует представитель директора Вадим Асафин.

Опубликовано в № 1, 2016 г.

Читайте также



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
о том, как выиграть спор в арбитражном суде

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль