Как арбитражные суды применяют норму об обходе закона

3632
Ст. 10 ГК РФ включает в качестве формы злоупотребления правом обход закона. Норме уже несколько лет, и сейчас можно оценить подходы судебной практики к ее применению.

На необходимость введения обхода закона указывалось еще в Концепции развития гражданского законодательства. Во время разработки законопроекта и его рассмотрения в Государственной Думе высказывались различные позиции относительно такого законодательного решения. Сторонники указывали на то, что данная концепция представляет собой лишь одну из форм злоупотребления правом и не будет использоваться повсеместно. В частности, в литературе приводились разъяснения о месте (и уместности) данной концепции в гражданском праве и ее соотношении с другими гражданско-правовыми институтами. (См., напр.: Суворов Е. Д. Действия в обход закона: правовая квалификация и последствия // Закон. 2013. № 9: эл. версия. Доступ из СПС «КонсультантПлюс»; Егоров А. В. Обход закона: использование разрешенной правом формы ради запрещенной правом цели // Вестник международного коммерческого арбитража. 2011. № 2.) Противники указывали, что такое решение может привести к недопустимому росту судебного усмотрения и дестабилизации оборота.

Заметим, что суды использовали данную концепцию еще до изменений в законе (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от  06.03.2001 по делу №  А33-5813/00, от  23.12.2009 по делу №  А33-14162/2007, Поволжского округа от  12.02.2004 по делу №  А57-10343/03–16, Центрального округа от  11.06.2010 по делу № А14- 1864–2009/64/29).

После внесенных изменений по-прежнему существует большое количество дел, в которых суды ссылаются на всю ст. 10 ГК РФ, лишь упоминая обход закона, хотя в итоге отказывают в защите прав на основании такой формы злоупотребления правом, как злоупотребление правом с целью причинения вреда другим лицам (шикана). Таким образом, суды не видят различия между двумя институтами. Причиной таких «общих» ссылок может быть указание в ст. 10 ГК РФ на то, что обход закона должен быть совершен с противоправной целью — делая акцент на цели, суды смешивают смежные концепции.

Мы проанализировали судебные решения, принятые за последние годы, в которых обход закона анализируется отдельно, в «чистом виде», как одна из форм злоупотребления правом, что соответствует буквальному ее толкованию. Поэтому за пределами анализа остались дела о выводе активов лица, находящегося в предбанкротном состоянии. При рассмотрении таких дел суды указывают, что неправомерная цель стороны заключается в причинении вреда другим лицам (как правило, кредиторам), однако, с  юридико-технической точки зрения, при этом используют такой термин, как «обход установленного порядка удовлетворения требований кредиторов», что, как представляется, вносит неясность в правоприменении ст. 10 ГК РФ.

Посягающая на публичные интересы сделка ничтожна

Вопросу обхода закона частично посвящены рекомендации Научно-консультативного совета при ФАС Уральского округа.

Применительно к спорам о фактически оказанных услугах (выполненных работах) в пользу публично-правовых образований НКС указал следующее. При осуществлении предоставления без соблюдения правил, предусмотренных законодательством о государственных закупках, судам «необходимо учитывать обстоятельства и причины поставки товаров, выполнения работ, оказания услуг при отсутствии государственного контракта». Этот вывод следует из того, что для констатации наличия обхода закона как формы злоупотребления правом необходимо установить наличие противоправной цели. Это обязательный признак. Возможно, соответствующей рекомендацией Арбитражный суд Уральского округа хотел ориентировать суды на более осторожное применение позиции ВАС РФ и более подробное изучение ситуаций, когда по  каким-либо причинам не соблюдаются предусмотренные законодательством процедуры. Однако в практике Арбитражного суда Уральского округа было значительное количество судебных дел, в которых констатируется, что несоблюдение процедур законов о закупочной деятельности автоматически следует квалифицировать как обход закона и отказывать истцам во взыскании неосновательного обогащения.

См. постановления от  17.10.2013 по делу №  А60-45156/2012, от  27.01.2014 по делу №  А50-6771/2013, от  03.02.2014 по делу №  А60-9547/2013, от  19.03.2014 по делу №  А76-5186/2013, от  26.08.2014 по делу №  А07-21718/2013, от  10.09.2014 по делу №  А60-2218/2014, от  30.10.2014 по делу №  А60-7371/2014, от  02.12.2014 по делу №  А60-49424/2013, от  05.12.2014 по делу №  А47-3204/2013, от  15.12.2014 по делу №  А71-131/2014, от  15.12.2014 по делу №  А71-131/2014, от  19.01.2015 по делу №  А76-22826/2013).

В этом вопросе практика суда Уральского округа аналогична практике Арбитражного суда Дальневосточного округа — в качестве обоснования позиции суды цитируют соответствующие прецеденты ВАС РФ. Отличается от других дел только один спор, где суд оценил включение в государственный контракт условия о плавающей цене как обход предусмотренных законом конкурсных процедур (постановление от  25.12.2013 по делу №  А60-5464/2013).

Также в Рекомендациях говорится о том, что обход закона имеет взаимосвязь с п. 2 ст. 168 ГК РФ, позволяющим считать сделку, противоречащую закону, ничтожной, а не оспоримой, в случае, если она посягает на публичные интересы (п. 14). Обход закона может восприниматься как посягательство на публичные интересы, что открывает дополнительные возможности для признания сделок ничтожными на основании совместного применения ст. 10 ГК (в части обхода закона) и ст. 168 ГК. Впрочем, подтверждая соответствующую возможность применительно к обходу закона, в Рекомендациях отмечается, что соответствующая квалификация возможна только в исключительных случаях, как субсидиарная мера.

Помимо обозначенных Рекомендаций, в практике Арбитражного суда Уральского округа были обнаружены следующие решения, в рамках которых анализируются вопросы, связанные с обходом закона. Так, в одном из дел участник спора заявил, что судебное разбирательство было инициировано исключительно с целью вывода активов из конкурсной массы должника. Однако суд пришел к выводу, что право расторгнуть договор лизинга не ставится в зависимость от наличия или отсутствия признаков несостоятельности лизингополучателя. Соответственно, предъявление лизингодателем требования о расторжении договора не может быть квалифицировано как злоупотребление правом (постановление от  25.11.2014 по делу №  А50-26246/2013).

Вызывает определенный интерес и другое дело, в рамках которого суд анализировал процесс предоставления имущества из публичной собственности путем внесения в уставный капитал как обход закона о приватизации. Впрочем, в итоге суд обосновал свои рассуждения на иных нормах ГК РФ, а именно признал сделку недействительной на основании п. 2 ст. 168 и ст. 170ГК (постановление от  13.03.2014 по делу №  А76-13114/2013). Аналогично обходом публично-правовых правил о согласовании строительства было признано инициирование в третейском суде разбирательства, связанного со спорным объектом недвижимости. Суд указал на имеющуюся имитацию гражданско-правового спора, организованную с целью установления режима владения объектами, которые не выделялись для целей строительства в установленном порядке (постановление от  10.02.2014 по делу №  А76-8179/2013).

Закрепление на балансе и продажа имущества унитарного предприятия – обход закона

Дела, рассмотренные Арбитражным судом Поволжского округа, в которых анализируются вопросы обхода закона, связаны с отчуждением имущества из публичной в частную собственность.

См. споры о гозсакупках: постановления от  05.03.2013 по делу №  А72-6640/2012,от  31.10.2013 по делу №  А65-28248/2012, от  18.11.2013 по делу №  А72-5469/2012, от  19.02.2014 по делу №  А55-7955/2013, от  28.04.2014 по делу №  А12-29848/2012, от  08.05.2014 по делу №  А06-6963/2013, от  21.05.2014 по делу №  А65-17636/2013, от  22.08.2014 по делу №  А55-15706/2013, от  29.08.2014 по делу №  А55-28676/2013, от  23.09.2014 по делу №  А55-24645/2013,от  01.10.2014 по делу №  А06-7265/2013, от  17.12.2014 по делу №  А65-5800/2014.

Помимо споров по делам о госзакупках, интересна обширная практика, касающаяся деятельности МУП «Быт-Сервис». В рамках данных дел арбитражный суд признал обходом закона действия по закреплению имущества за МУП и последующей продаже этого имущества третьим лицам. Суд констатировал, что последующее отчуждение имущества осуществлялось через незначительный срок после закрепления имущества в хозяйственное ведение унитарного предприятия. Это свидетельствовало об отсутствии цели использования такого имущества в деятельности, а не только неправомерной цели отчуждения имущества третьим лицам, в обход регулярного порядка, предусмотренного законодательством о приватизации и подразумевающего осуществление конкурсных процедур.

См. постановления от  30.01.2014 по делу №  А55-7960/2013, от  30.01.2014 по делу №  А55-7957/2013, от  30.01.2014 по делу №  А55-9362/2013, от  30.01.2014 по делу №  А55-8924/2013, от  03.02.2014 по делу №  А55-8652/2013, от  04.02.2014 по делу №  А55-9373/2013, от  04.02.2014 по делу №  А55-8648/2013 и др.

Судебная практика в Северо-Кавказском округе

Аналогично другим округам, в Арбитражном суде Северо-Кавказского округа рассмотренные дела связаны с исследованием обхода закона по спорам о взыскании платы за оказанные услуги (выполненные работы) в пользу публичного субъекта. В практике этого суда есть дело, где суд подробно рассмотрел правомерность цели у сторон, которые не осуществили выполнение необходимых конкурсных процедур (постановление от  16.10.2014 по делу №  А53-23387/2013). Однако в абсолютном большинстве дел суд просто отсылает к правовой позиции ВАС РФ, в силу которой у госзаказчика не возникает неосновательное обогащение, и частному субъекту должно быть отказано в удовлетворении его имущественных притязаний к казне.

См. постановления от  17.02.2014 по делу №  А32-6028/2013, от  15.12.2014 по делу №  А15-3676/2013, от  17.12.2014 по делу №  А63-11019/2013, от  22.01.2015 по делу №  А53-37094/2012, от  29.01.2015 по делу №  А18-81/2013, от  02.02.2015 по делу №  А32-4627/2014 и др.

Видимо, в ближайшее время данная практика изменится. Количество подобных дел в  Северо-Кавказском округе заметно превышает количество аналогичных дел в других округах. Возможно, это побудило Экономическую коллегию Верховного суда РФ указать на необходимость более внимательного изучения судами фактической ситуации, при которой оказание услуг (выполнение работ) в пользу публичного субъекта осуществляется без выполнения необходимых формальностей. Так, в недавнем определении ВС РФ указал, что, несмотря на его согласие с позицией ВАС РФ, следует отличать ситуации, применительно к которым она была высказана, от ситуаций с иным набором обстоятельств. В частности, в определении Коллегии по экономическим спорам учтены длительный и регулярный характер договорных отношений предприятия с войсковой частью, а также отсутствие претензий со стороны заказчика относительно объема и качества выполненных работ. При таких обстоятельствах нижестоящие суды не должны были применять правовую позицию ВАС РФ. Отказ в иске со ссылкой на несоблюдение требований действовавшего тогда Федерального закона от  21.07.2005 № 94-ФЗ принятого в обеспечение одних публичных интересов, по существу противопоставлялся бы другим публичным интересам, закрепленным в Федеральном законе от  30.03.1999 № 52-ФЗ, а значит, гарантиям санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Такое противопоставление при отсутствии в действиях подрядчика намерения обойти закон либо признаков недобросовестности или иного злоупотребления при осуществлении спорной деятельности в отсутствие государственного контракта противоречит задачам судопроизводства в арбитражных судах, закрепленным в ст. 2 АПК РФ (определение ВС РФ от  21.01.2015 по делу №  308-ЭС14-2538, А77-602/2013).

Таким образом, Верховный суд РФ констатирует, что в некоторых случаях, несмотря на невыполнение конкурсных процедур, стороны могут не иметь намерения действовать недобросовестно и за счет осуществления деятельности по оказанию услуг публичному субъекту. Они могут обеспечивать другие, имеющие публичную значимость, ценности. Добавим, что некоторое время спустя на уровне Верховного суда появилась другая позиция, соответствующая скорее прежним позициям ВАС РФ и предполагающая отказ во взыскании неосновательного обогащения (определение ВС РФ от  13.03.2015 №  307-ЭС14-4768 по делу №  А56-19884/2013).

Соглашение кредитора с арбитражным управляющим – обход закона

Как следует из материалов одного из дел, рассмотренных Арбитражным судом Западно-Сибирского округа, клиент поручил банку перевести денежные средства своему работнику (на его счет, открытый в том же банке). Однако банк на этот момент прекратил осуществлять операции в связи с введением банкротных процедур. Клиенту было известно об этом. Суд квалифицировал такие действия как обход закона, обосновав следующим образом: такие действия, учитывая, что в течение предшествующих 5 лет клиент не выплачивал заработную плату работникам, необходимо рассматривать как обход закона с целью получения работником как физическим лицом сумм страховых выплат (постановление от  20.02.2015 по делу №  А27-472/2014).

Есть пример применения концепции и в рамках спора о предоставлении земельного участка для строительства. По иску прокурора оспаривалось предоставление государственного земельного участка в собственность лицу, осуществившему на нем строительство. Поводом послужил тот факт, что площадь земельного участка (4696 кв. м) многократно превышала площадь возведенной постройки (15,6 кв. м). Суд указал, что такие действия направлены на обход положений ст. 30 Земельного кодекса РФ, что послужило основанием для признания договора купли-продажи недействительным (постановление от  03.07.2014 по делу №  А03-13984/2013).

Без ссылки на ст.10 ГК РФ, но используя формулировку «обход закона», суд признал недействительным соглашение одного из кредиторов с арбитражным управляющим. По условиям этого соглашения кредитор обязывался погасить задолженность должника перед арбитражным управляющим (за выполнение функций управляющего в деле о банкротстве, удовлетворяемых как текущие платежи), а последний обязался прекратить свои полномочия в качестве арбитражного управляющего данного должника (постановление от  26.11.2014 по делу №  А70-454/2014).

Помимо указанных случаев, отличающихся особыми обстоятельствами применения обхода закона, АС  Западно-Сибирского округа также рассмотрел ряд дел, связанных с государственными закупками без надлежаще проведенных процедур.

См. постановления от  25.11.2014 по делу №  А46-16059/2013, от  26.11.2014 по делу №  А70-454/2014, от  02.02.2015 по делу №  А03-22790/2013 и др.

Применение позиции ВС в Центральном округе

В Арбитражном суде Центрального округа помимо дел, в рамках которых суды однозначно вставали на сторону заказчика и отказывали во взыскании с него неосновательного обогащения, имеются и обратные примеры, когда судьи делали акцент на конкретные обстоятельства выполнения работ для публичного субъекта и удовлетворяли требования исполнителя. В одном из споров суд отправил дело на новое рассмотрение из-за того, что нижестоящие суды не выяснили, имеют ли место обстоятельства, на которые обращал внимание Верховный суд РФ в определении от  21.01.2015. Суды должны были установить, что отношения между заказчиком и подрядчиком носят длящийся и регулярный характер, что работы могли быть отложены и что деятельность подрядчика была направлена на защиту охраняемого публичного интереса, и со стороны заказчика не было претензий относительно объема и качества выполненных работ (постановление от  02.03.2015 по делу №  А14-7832/2014). В другом деле суд также поддержал позицию Верховного суда РФ, причем суд кассационной инстанции подробно рассмотрел вопрос о применимости позиций ВАС РФ, указав, что в конкретном деле имеют место отличные обстоятельства, а именно — выполнение работ носило чрезвычайный и однократный характер (обработка воздушного судна противообледенительной жидкостью). Суд опирался, в том числе, на то, что заказчик принял работы и выдал гарантию их оплаты. Поэтому кассация пришла к выводу, что к сложившимся отношениям между заказчиком и исполнителем могут быть применимы положения ст. 55 Закона № 94- ФЗ о размещении заказа у единственного поставщика (постановление от  17.02.2015 по делу №  А23-671/2014).

Необходимость учета наличия возможности размещения заказа у истца как единственного поставщика отмечалась и в другом деле, рассмотренном АС Центрального округа. Хотя в итоге истцу было отказано во взыскании денежных средств с заказчика (суд констатировал, что такие обстоятельства доказаны не были) (постановление от  04.09.2014 по делу №  А62-5261/2013).

Примером применения обхода закона в отсутствии участия публичного субъекта является дело, в рамках которого суд посчитал действиями в обход закона, влекущими ничтожность сделки (на основании ст. ст.10 и 168 ГК РФ), зачет встречных однородных требований. Причем ранее, в рамках другого судебного процесса было установлено, что эти же требования уже были прекращены зачетом (постановление от  09.10.2014 по делу №  А36-3562/2012).

Вывод активов должником – обход закона

Учитывая характер концепции об обходе закона, ее действие может найти выражение в делах о нарушении законодательства о приватизации. Некоторые дела Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа позволяют заключить, что, несмотря на использование в судебных актах указания на обход законодательства о приватизации, с формальной точки зрения такие действия пресекаются за счет квалификации сделок, осуществляемых публичным субъектом, как притворных (постановления от  30.09.2014 по делу №  А69-2974/2013, от  30.01.2015 по делу №  А69-2886/2013).

Интересным представляется одно дело о признании права собственности на самовольную постройку. Истец обосновывал возможность признания права собственности на приобретенный им вместе с земельным участком объект тем, что на него был переведен долг перед подрядчиком, осуществившим строительство такого объекта. Суд указал, что в совокупности действия истца образуют обход закона, а именно предусмотренного ст. 222 ГК РФ запрета на распоряжение самовольной постройкой. Тем более что предшествующему собственнику земельного участка уже было отказано в признании права собственности на спорный объект, что подтверждается судебным решением (постановление от  10.09.2014 по делу №  А19-12644/2013).

С самовольной постройкой связан и другой пример, когда суд использовал термин «обход закона» применительно к третейскому разбирательству и отказал в приведении в исполнение решения третейского суда, как нарушающего порядок признания права собственности на возведенные объекты капитального строительства (постановление от  28.08.2014 по делу №  А33-3574/2014).

В рамках дела о банкротстве оспорить сделки можно как по общим, так и по специальным основаниям недействительности. Однако в практике АС  Восточно-Сибирского округа есть пример, когда действия должника по выводу активов были оспорены именно как обход закона (ст. 64 Федерального закона от  16.10.2002 № 127- ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») и сделки были признаны недействительными на основании ст.ст. 10 и 168 ГК РФ (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от  14.11.2013 по делу №  А33-5854/2012).

В числе споров о взыскании неосновательного обогащения с публичного заказчика особенного внимания заслуживают следующие дела. В рамках одного из них суд пресек попытку публичного заказчика, уклонявшегося от заключения государственного контракта, ссылаться на недопустимость взыскания неосновательного обогащения. Суд указал на отсутствие недобросовестности со стороны исполнителя и взыскал стоимость выполненных работ с заказчика (постановление от  16.12.2014 по делу №  А19-16690/2013). Обход закона суд усмотрел и в деле, где между заказчиком и исполнителем было заключено несколько договоров, сумма по каждому из которых не превышала установленного для заключения госконтракта с единственным поставщиком лимита в 100 тыс. руб. Суд указал, что фактически данные договоры направлены на оказание одних и тех же услуг в течение одного и такого же квартала и, следовательно, составляют единую сделку, которая была совершена с нарушением требований о госзакупках, в связи с чем с заказчика не может быть взыскано неосновательное обогащение (постановление от  27.02.2015 по делу №  А33-14750/2014).

В другом споре суд признал дополнительное соглашение к государственному контракту недействительным на основании ст. 168 ГК РФ. Суд указал, что сохранение неизменными условий госконтракта является гарантией исключения обхода закона, в результате которого госконтракт будет исполнен не на тех условиях, которые были объявлены при проведении торгов (постановление от  24.02.2015 по делу №  А33-12316/2014).

Притворная сделка не равна сделке в обход закона

В судебной практике Арбитражного суда Московского округа есть ряд дел, в которых концепция обхода закона была применена в частноправовых отношениях. Например, в одном из дел суд квалифицировал как обход закона сделку по предоставлению в качестве отступного по договору займа имущества должника. Должник, ранее арендовавший объект недвижимого имущества, имел задолженность перед арендодателем и последний намеревался обратить взыскание на это имущество, оставшееся на территории объекта недвижимости, путем удержания имущества должника. Направляя дело на новое рассмотрение, суд указал, что такие действия должника должны рассматриваться как «обход закона с противоправной целью сокрытия имущества от обращения на него взыскания, так и в ущерб своему обществу» (постановление от  12.08.2014 по делу №  А40-118755/ 13-105-1094).

В другом деле суд не указал однозначно, какой закон был обойден лицом, злоупотребляющим правом, и признал недействительным на основании ст.ст. 10 и 168 ГК РФ договор срочного банковского вклада. В отношении кредитной организации, до того, как она была признана несостоятельной, было введено ограничение на исполнение поручений клиентов. Однако в этот период кредитная организация осуществляла взаимосвязанные операции, в результате совершения которых вкладчики, имевшие вклады, превышающие страхуемый лимит, снимали денежные средства и банк оформлял приходные операции по внесению вкладов другими лицами, каждый из которых не превышал страхуемого лимита. Суд указал, что такие действия направлены на дробление вкладов с целью увеличения размера страховой ответственности агентства по страхованию вкладов, и квалифицировал договор вклада как ничтожный (постановление от  05.03.2015 по делу №  А40-184548/2013).

Также примечательно дело, в котором суд, направляя спор на новое рассмотрение, провел разграничение между институтом притворных сделок и обходом закона, указав на различия в правоприменении соответствующих норм ГК РФ. При притворных сделках воля лиц, их совершающих, направлена не на достижение последствий данной сделки, а на последствия «прикрываемой» сделки. А вот при квалификации обхода закона такая двойственность не имеет место, так как стороны совершают именно те действия, на которые и направлена их воля (постановление от  29.10.2014 по делу №  А40-165195/13).

В Московском округе, как и в других судебных округах, помимо рассмотренных дел, широко представлена практика по применению обхода закона при попытках взыскания с публичного субъекта неосновательного обогащения при фактическом выполнении в его пользу работ без соблюдения требований законодательства о госзакупках.

См. постановления ФАС Московского округа от  31.12.2014 по делу №  А40-31652/14, от  28.01.2015 по делу №  А40-139262/13, от  27.02.2015 по делу №  А40-166569/ 12-58-1601 и др.

Как видно из приведенного анализа, на данном этапе концепция обхода закона в подавляющем большинстве случаев применяется в делах, связанных с правовыми институтами, находящимися на стыке частного и публичного, то есть в делах, где действиями злоупотреблящего лица могут быть затронуты интересы неопределенного (госзаказ, приватизация) или определенного (банкротство) круга третьих лиц. В то же время имеет место недостаточно детализированное использование судами ст. 10 ГК РФ при квалификации злоупотребления правом, что в совокупности с возможностью комплексного применения ст. 10 и ст.168 ГК, может привести к непредсказуемым квалификациям и в делах, не затрагивающих публичный интерес.

Таким образом, предъявление доверенности может свидетельствовать о наличии полномочий лишь того лица, которое в ней указано. Наличие у лица чужой доверенности не создает у него полномочий.

Читайте об этом

Норма об обходе закона действует уже 2 года. Как ее применяют арбитражные суды

Читайте также

Ссылка на ничтожность сделки как злоупотребление правом. Изобретение судов, закрепленное в законе

Компания заключает крупную сделку. Какие схемы злоупотребления корпоративными правами нужно учесть



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Сколько судов у вас в год?

  • Ни одного 5.61%
  • До 10 21.5%
  • 10-50 39.25%
  • Больше 50 33.64%
Другие опросы

Рассылка



© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
о том, как выиграть спор в арбитражном суде

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль