Статья 169. Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности

551

Скачайте ознакомительную версию книги для чтения на мобильном устройстве

Скачать в формате .epub
Скачать в формате .pdf


  1. Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна и влечет последствия, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.

Согласно новой редакции ст. 169 ГК РФ сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна и влечет последствия, установленные ст. 167 Кодекса. В случаях, преду- смотренных законом, суд может взыскать в доход РФ все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.

Данная норма представляет собой ограничение принципа частной автономии в частноправовых отношениях. Как отмечено в Концепции, «гарантируемая правопорядком возможность по свободному усмотрению и под свою ответственность определять посредством сделок условия собственной жизни заключает в себе опасность злоупотреблений, которые невозможно заранее исчерпывающим образом описать и ограничить при помощи законодательных запретов. Поэтому данный принцип нуждается в качестве своей корректировки в генеральной норме, устанавливающей для частного самоопределения границу там, где оно вступает в противоречие с основополагающими принципами правопорядка и общественной морали».

Отмечается, что положение, предусматривающее запрет сделок, нарушающих добрые нравы, выступает в качестве средства воздействия на частное право системы основополагающих ценностей государства, закрепленной в Конституции РФ.

Используемое в комментируемой статье понятие «основы правопорядка и нравственности» не имеет легального определения.

Исходя из правовой позиции Конституционного суда РФ, квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, то есть достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит — заведомо и очевидно для участников гражданского оборота — основам правопорядка и нравственности (определение от 08.06.2004 № 226-О). Антисоциальность сделки выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий.

До принятия комментируемых изменений судебная практика довольно узко определяла содержание ст. 169 ГК РФ. Согласно п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса РФ» к сделкам, совершенным с указанной целью, могут быть отнесены сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов, а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои. Например, сделки, направленные на производство и отчуждение определенных видов объектов, изъятых или ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т. п.); сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг.

Ограниченная сфера применения данной статьи до внесения изменений объяснялась несвойственной для гражданско-правовых норм санкцией, преду- сматривающей взыскание полученного в доход государства. Так, согласно старой редакции ст. 169 ГК РФ при наличии умысла у обеих сторон такой сделки — в случае исполнения сделки обеими сторонами — в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. При наличии умысла лишь у одной из сторон все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации.

Последствие недействительности антисоциальной сделки в виде изъятия в доход государства всего полученного по ней носит характер санкции со значительными публично-правовыми элементами. Частное право начинает нести функцию наказания, то есть выполнять роль уголовного или административного права. Но частное право не может выполнить публичную функцию наказания. Гражданско-правовая ответственность направлена на эквивалентное возмещение потерпевшему причиненного вреда или убытков, а ее применение имеет целью восстановление имущественной сферы потерпевшего от правонарушения. Кроме того, при взыскании с лица имущественных санкций в доход государства необходимо доказать его вину, что нередко крайне затруднительно в рамках гражданского или арбитражного процесса, основанного на принципе диспозитивности.

Помимо этого, возникали трудности при соотношении уголовно-правовой санкции в виде конфискации и предусмотренного в ст. 169 ГК РФ изъятия всего полученного по сделке в доход государства. Например, для изъятия суммы, полученной в качестве взятки, будет предусмотрена санкция и УК РФ, и ГК РФ (ст. 169 ГК), поскольку основанием передачи взятки является противонравственный и противоправный договор между взяткодателем и взяткополучателем. Таким образом, санкция, предусмотренная ГК РФ, совпадала с санкцией УК РФ, и не имела самостоятельного значения по сравнению с ней.

Как отмечено в Концепции, в отношении целого ряда нарушений, которые повсеместно признаются противоречащими добрым нравам за рубежом (злоупотребление экономической силой, монопольным положением, сделки, приводящие к закабалению другой стороны, и т. п.), санкция в виде изъятия всего полученного нарушителем в доход государства не отвечает критерию соразмерности. Подобные деяния не криминализованы как не обладающие должной степенью общественной опасности и не подвержены действию столь строгой санкции в публичном праве. Применение в отношении сделок, совершенных лицом в преддверии возбуждения в отношении него дела о банкротстве или лицом, находящимся в процедуре несостоятельности (банкротства), последствий недействительности сделки, предусмотренных ст. 169 ГК РФ, в виде взыскания полученного по сделке в доход Российской Федерации означало бы нарушение интересов кредиторов должника (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22).

Во многом вследствие указанных причин основная реформа содержания ст. 169 ГК РФ сводится к исключению из кодекса изъятия в доход государства всего полученного по сделке сторонами, которые действовали умышленно. Новая редакция устанавливает, что по общему правилу, в случае нарушения сделкой положений ст. 169 ГК РФ каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Однако суд вправе не применять данные последствия недействительности сделки, если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.

Аналогичные составы недействительности сделок предусматриваются в большинстве стран континентальной Европы (ст.ст. 19 и 20 ШОЗ, ст. 879 АГУ, ст. 1255 ГК Испании, ст. 1343 ГК Италии, ст. 40 книги 3 ГК Нидерландов и др.)1. Практика запрета совершения антисоциальных и противных добрым нравам сделок известна также и немецкому праву. Согласно § 138 ГГУ сделка, нарушающая добрые нравы, недействительна. Отмечается, что данная норма не только создает опасность и неопределенность в праве, но и передает судебной власти существенные полномочия по проверке содержания договора на основе достаточно пространного критерия2. Данная норма объявляет недействительным договор, который не нарушает какой-либо конкретной нормы закона, но, несмотря на это, ему отказывают в порождении тех правовых последствий, на которые он направлен, на основе неопределенного понятия добрых нравов.

Добрые нравы рассматриваются как основа для проверки сделки на соответствие дополнительным критериям, не указанным прямо в законе. Если § 134 ГГУ (аналог российской ст. 168 ГК РФ в старой редакции) отстаивает идеи законодателя и препятствует действительности тех сделок, которые нарушают его волю, то § 138 ГГУ предоставляет судье возможность оценить договор на предмет справедливости3. Следовательно, на вопрос, в каких случаях применяется данная норма, должна ответить судебная практика.

В пояснительной записке указывается, что исключение конфискационных последствий совершения сделок с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, предполагает, что судебная практика признания указанных сделок недействительными будет складываться приблизительно так же, как в странах Западной Европы (к примеру, в Германии).

В связи с этим целесообразно определить, какие случаи судебная практика Германии рассматривает как нарушение § 138 ГГУ.

В немецкой доктрине отмечается, что абстрактно описать область применения данной статьи не представляется возможным4. В результате чего ведущую роль в данном вопросе играет судебная практика. Для удобства можно разделить область ее применения на три группы5:

  • сделки, нарушающие интересы одной из сторон (Конституционный суд ФРГ указал, что договор, условия которого необыкновенно сильно обременяют одного из участников сделки и в то же время являются результатом неравных сил на переговорах о ее заключении, ничтожны согласно § 138 ГГУ);
  • сделки, нарушающие публичные интересы — продажа краденного; дача взятки иностранному должностному лицу (хотя в данных случаях недействительность может наступить и в силу § 134 ГГУ).
    В данную группу также входит защита экономических интересов государства (включение в соглашение о разводе условия об отказе от законного права получения от бывшего супруга содержания, в результате чего лицо получало бы социальные выплаты от государства), а также нравственных устоев общества;
  • сделки, нарушающие интересы третьих лиц (лицо убеждает должника по обязательству нарушить договор, обещая при этом, что покроет все связанные с этим убытки — в данном случае также имеет место деликт; кредитор обязывает должника в качестве обеспечения уступить все будущие требования, в то время как новые кредиторы данного лица устанавливают обеспечение, преду- сматривая цессию конкретных прав требования).

Как отмечено в пояснительной записке, нарушение основ правопорядка и нравственности проявляется в ненадлежащем поведении в отношении другой стороны сделки: злоупотребление экономической властью, чрезмерное обременение контрагента, а также иные сделки, в которых взаимоотношения сторон приобретают характер эксплуатации, когда экономическая свобода ограничивается столь сильно, что лицо утрачивает реальную возможность самостоятельного поведения. К этой группе относятся сделки, устанавливающие чрезмерное обеспечение в пользу кредитора, сделки так называемой глобальной уступки (уступки всех будущих требований); сделки, закабаляющие авторов в отношении будущих произведений; сделки с использованием монопольного положения; запреты на осуществление конкуренции, например, продавцом бизнеса, в течение несоразмерно длительного времени и т. п.

В Концепции выделяется еще одна группа случаев противонравственного поведения — сделки, направленные против интересов третьих лиц либо общества в целом. К ним относятся:

  • сделки, служащие для приготовления, осуществления или получения выгоды от уголовно-наказуемых деяний (заказ преступления, скупка краденого и т. п.);
  • сделки, направленные исключительно на уклонение от уплаты налогов;
  • сделки, посягающие на существо брака (вознаграждение за вступление в фиктивный брак, соглашение об ограничении права развода и т. п.);
  • сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми (вознаграждение в пользу матери внебрачного ребенка за умолчание о факте отцовства с целью уклониться от уплаты алиментов в пользу ребенка и т. п.);
  • сделки, противоречащие требованиям, предъявляемым к носителям какой-либо профессии, прежде всего врача или адвоката;
  • сделки, направленные на коммерческий подкуп представителя другой стороны или руководителя юридического лица;
  • сделки в ущерб интересам кредиторов (сознательное принятие одним из кредиторов всего или большей части имущества должника при отсутствии у последнего реальной возможности рассчитаться с иными кредиторами).

В то же время суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, только в случаях, предусмотренных законом. Суд также может применить иные последствия, установленные законом.

В пояснительной записке указывается, что изъятие исполненного по антисоциальной сделке в доход государства сохранит актуальность в следующих случаях: 1) совершение сделки с вещью, изъятой из оборота (незаконная продажа оружия, реализация фальшивых денег или ценных бумаг, поддельных лекарств или алкогольной продукции, опасных для жизни и здоровья населения, и т. п.); 2) совершение сделки, предметом которой является деяние, обладающее признаками преступления или административного правонарушения (проституция, дача взятки, наем убийц, исполнителей для хулиганских действий, террористических актов и проч.).

В качестве примера, когда закон предусматривает иные последствия, помимо двусторонней реституции, может служить ч. 3 ст. 51 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции). В ней сказано, что лицо, чьи действия (бездействие) признаны монополистической деятельностью или недобросовестной конкуренцией и являются недопустимыми в соответствии с антимонопольным законодательством, по предписанию антимонопольного органа обязано перечислить в федеральный бюджет доход, полученный от таких действий (бездействия). В случае неисполнения этого предписания доход, полученный от монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции, подлежит взысканию в федеральный бюджет по иску антимонопольного органа. В постановлении Конституционного суда РФ от 24.06.2009 № 11-П, разъясняется, что данная мера по основаниям и процедуре применения, а также по своим правовым последствиям является специфической формой принудительного воздействия на участников охраняемых антимонопольным законодательством общественных отношений. Она призвана обеспечивать восстановление баланса публичных и частных интересов путем изъятия доходов, полученных хозяйствующим субъектом в результате злоупотреблений, и компенсировать таким образом не подлежащие исчислению расходы государства, связанные с устранением негативных социально-экономических последствий нарушения антимонопольного законодательства.

Компенсаторный характер данной меры обусловливает возможность ее применения за совершение деяний, связанных с монополистической деятельностью и нарушением требований добросовестной конкуренции, параллельно с мерами ответственности, носящими штрафной характер, что само по себе не затрагивает сферу действия общеправового принципа недопустимости повторного привлечения к ответственности за одно и то же деяние (nonbisinidem).

Следует также учитывать, что в судебной практике возможно развитие тенденции включения в сферу применения ст. 169 ГК РФ тех случаев, которые ранее подводились под ст. 10 ГК РФ. Так, согласно п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании ст. 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по ст. 169 ГК РФ.

При применении комментируемой статьи необходимо также отграничивать сделки, противные основам правопорядка и нравственности, от иных составов недействительных сделок. Чаще всего стороны заключают мнимые или притворные сделки, которые ошибочно квалифицируются как антисоциальные. Данная проблема регулируется постановлением Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22. Согласно п. 2 названного постановления судам необходимо учитывать, что сделки, совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, могут прикрываться иными сделками, которые формально не нарушают требований законодательства.

В этих случаях к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила, в силу чего притворная сделка квалифицируется как ничтожная исключительно по ст. 170 ГК РФ, а прикрываемая сделка может быть квалифицирована по ст. 169 ГК РФ.

1 См.: Хужокова И. М. Доктрина добрых нравов и публичного порядка в договорном праве: сравнительное исследование. М., 2011.; Егоров А. В. Сделки, противные основам правопорядка и нравственности: в России и за рубежом // Трансграничный торговый оборот и право: сборник статей и эссе. М., 2013.
2 Markesinis B. Op. cit. Р. 248.
3 Wolf М., Neuner J. Op. cit. S. 535.
4 Armbrüster, in Münchener Kommentar. § 138. Rn. 25.
5 Markesinis B. Op. cit. Р. 253–262.

← Предыдущая глава   Следующая глава →



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Сколько судов у вас в год?

  • Ни одного 5.61%
  • До 10 21.5%
  • 10-50 39.25%
  • Больше 50 33.64%
Другие опросы

Рассылка



Вас заинтересует

© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
о том, как выиграть спор в арбитражном суде

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль