Статья 1. Основные начала гражданского законодательства

636

Скачайте ознакомительную версию книги для чтения на мобильном устройстве

Скачать в формате .epub
Скачать в формате .pdf


  1. Гражданское законодательство основывается напризнании равенства участников регулируемых имотношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо вчастные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обес печения восстановления нарушенных прав, ихсудебной защиты.
  2. Граждане (физические лица) июридические лица приобретают иосуществляют свои гражданские права своей волей ивсвоем интересе. Они свободны вустановлении своих прав иобязанностей наоснове договора ивопределении любых непротиворечащих законодательству условий договора. Гражданские права могут быть ограничены наосновании федерального закона итолько втой мере, вкакой это необходимо вцелях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав изаконных интересов других лиц, обеспечения обороны страны ибезопасности государства.
  3. При установлении, осуществлении изащите гражданских прав ипри исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.
  4. Никто невправе извлекать преимущество изсвоего незаконного или недобросовестного поведения.
  5. Товары, услуги ифинансовые средства свободно перемещаются навсей территории Российской Федерации. Ограничения перемещения товаров иуслуг могут вводиться всоответствии сфедеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни издоровья людей, охраны природы икультурных ценностей.

Согласно новой редакции п.п. 3 и 4 ст. 1 ГК РФ «при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданск их обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения».

До внесения изменений в ст. 1 ГК РФ общей обязанности добросовестного поведения не существовало. Однако данный термин содержится в п. 2 ст. 6 ГК РФ: «при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости». Пункт 3 ст. 10 ГК РФ устанавливал также презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений. Этот принцип довольно активно использовался и в судебной практике (постановление Президиума ВАС РФ от 21.02.2012 № 12499/11).

Общая обязанность добросовестного поведения играет двоякую роль 1. Во-первых, она служит в качестве дополнительного регулятора поведения в отсутствие иного регулирования в законодательстве и договоре. Во-вторых, принцип добросовестности способен корректировать положения закона и договора. И здесь суд начинает играть более активную роль в оценке поведения сторон, в ряде случаев фактически беря на себя роль законодателя, что, безусловно, вредит правовой определенности. Этот аспект является основным объектом критики противников введения данного принципа. Так, еще в 1917 году И. А. Покровский указывал, что «свободное судейское усмотрение позволило бы каждому судье проводить на судейской трибуне свои личные взгляды оно вносило бы величайшую неопределенность в область гражданских отношений и делового оборота»2. В то же время можно привести аргументы и в пользу этого принципа. В частности, предсказуемость поведения основана на удовлетворении ожиданий сторон, а они базируются на представлении о добросовестном поведении. Оно закреплено в качестве обязанности во многих странах континентального права (§ 242 и 311 Германского гражданского уложения (далее — ГГУ), ст. 2 Швейцарского гражданского уложения). Однако непосредственно в тексте ГГУ данное правило касается исполнения обязанностей в рамках обязательства, а уже судебная практика максимально расширяет область его применения3.

Общая обязанность добросовестного поведения выступает единственной альтернативой формальному, детальному, императивному регулированию. Как следует из пояснительной записки к законопроекту, мировой опыт показывает, что эффективное развитие рынка невозможно без укрепления начал автономии воли и свободы договора. Но свобода не может быть безграничной. Правила о добросовестности устанавливают определенные границы свободы договора и автономии воли сторон.

В науке выделяют два понимания добросовестности: субъективное и объективное 4.

Субъективная добросовестность. Лицо считается добросовестным, если оно не знает и не должно знать о некоторых обстоятельствах, имеющих правовое значение. Вмененное незнание («не должен» или «не мог знать») является в некоторой степени объективированной субъективной добросовестностью5. Лицо могло в действительности не знать о каком-либо факте, но для признания его добросовестным праву требуется, чтобы на его месте об этом также не должен был знать любой средний человек в тех же условиях. Пример закрепления последнего подхода представлен в Швейцарском гражданском уложении: «никто не может ссылаться на добросовестность, если она несовместима с той внимательностью, которой позволили требовать от этого лица обстоятельства».

Гражданский кодекс РФ также содержит примеры, когда от лица требуется добросовестное поведение именно в субъективном смысле. Один из классических — добросовестное приобретение вещи у лица, которое не имело права его отчуждать (п. 1 ст. 302 ГК РФ). Субъективная добросовестность нередко позволяет лицу заявить возражение против иска о признании сделки недействительной (ст.ст. 173.1, 174, 174.1 ГК РФ). Так, сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора, не мешает последнему реализовать права, обеспеченные этим запретом, за исключением случаев, если приобретатель имущества не знал и не должен был знать о запрете (п. 2 ст. 174.1 ГК РФ). Или другой пример: если третьему лицу предъявлена доверенность, о прекращении которой оно не знало и не должно было знать, права и обязанности, приобретенные в результате действий лица, полномочия которого прекращены, сохраняют силу для представляемого и его правопреемников (п. 2 ст. 189 ГК РФ). И, наконец, пример добросовестности в строго субъективном смысле: если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий (п. 3 ст. 382 ГК РФ). Таким образом, только знание должника об уступке требования дает цессионарию право не соглашаться с платежом, уплаченным должником цеденту после уступки.

Объективная добросовестность. Описать данное понятие довольно сложно. Вероятно, следует согласиться с теми авторами, которые рассматривают объективную добросовестность в качестве объективного мерила поведения лица; социально-этического требования к поведению лица в обороте, а также требования вести себя с учетом законных интересов других лиц6. Объективная добросовестность не предполагает обязанности ставить чужие интересы превыше своих, но подразумевает, что при реализации своих интересов будут учитываться и интересы третьих лиц.

Статья 1 ГК РФ в новой редакции устанавливает именно объективную, а не субъективную добросовестность. Это означает, что незнание о тех или иных обстоятельствах не дает оснований для защиты по ст.ст. 1 и 10 ГК РФ, а только влечет специальные последствия, если они предусмотрены законом (например, отказ в виндикации, в признании сделки недействительной и т. д.).

В дополнение к ст. 1 в некоторых нормах ГК РФ предусмотрено требование общей объективной добросовестности. Так, согласно п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. В соответствии с п. 5 ст. 166 ГК РФ заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Включение принципа добросовестности именно в ст. 1 ГК РФ свидетельствует о том, что его применение возможно в любых частно-правовых отношениях. При этом необходимо учитывать, что принцип добросовестности означает также, что никакие положения ГК РФ не могут быть истолкованы таким образом, что они предоставляют защиту недобросовестным действиям; действие принципа добросовестности невозможно ограничить частным соглашением7.

Проверке на предмет добросовестности подвергаются не только действия лица, но и содержание его прав и обязанностей. В связи с чем добросовестность играет большую роль и должна учитываться при толковании договора, а также при оценке содержания сделок с точки зрения запрета недобросовестных условий, что может повлечь признание сделки или ее части недействительной.

Последствиями нарушения объективной добросовестности могут быть, в частности, отказ в защите права (п. 2 ст. 10 ГК РФ); возмещение убытков (п. 4 ст. 10 и ст. 15 ГК РФ). Совершение сделки с нарушением принципа добросовестности является основанием для признания ее недействительной.

Концепция совершенствования гражданского законодательства предлагала также включить в качестве общей нормы известное европейским правопорядкам правило estoppel, означающее, что, если сторона каким-либо образом, в том числе молчаливо, приняла некоторые условия в отношениях с другой стороной, она утрачивает право ссылаться на дефектность этих условий в обоснование своих притязаний. Ссылка на эти условия как на недействительные является недобросовестной. И хотя эта формулировка не попала в окончательную редакцию ГК РФ, это вовсе не означает, что данное правило не будет учитываться судебной практикой. В ряде случаев оно применялось судами и до реформы кодекса.

Кроме того, оно нашло отражение в правилах о недействительности сделок. Так, ст. 166 ГК РФ устанавливает, что «сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли» (п. 2) и что «заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки»(п. 5).

1 См.: Егоров А. В. Принцип добросовестности в Гражданском кодексе РФ: первые шаги реформы // Legal insight. 2013. № 2. С. 8, 9.
2 Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права М.: Статут, 1998. С. 98–100.
3 См.: Егоров А. В. Указ. соч. С. 5.
4 См. об этом: Новицкий И. Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 2006. № 1[Электронный ресурс]. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
5 См.: Егоров А. В. Указ. соч. С. 7.
6 См.: Новицкий И. Б. Указ. соч.
7 См.: Новицкий И. Б. Указ. соч.

Следующая глава →



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
о том, как выиграть спор в арбитражном суде

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль