Предметом залога являются акции. Как обратить на них взыскание без помощи суда

2224
Нуриев Айнур Ханафетдинович
управляющий партнер юридической фирмы «Баратеон»
– Кто является владельцем ценных бумаг, если залогодержатель и депозитарий ценных бумаг не совпадают
– Зачем нужна исполнительная надпись нотариуса в процедуре внесудебного обращения взыскания на предмет залога
– Какой способ защиты применим в случае выбытия предмета залога из собственности залогодателя

Стороны по различным договорам нередко выбирают залог как способ обеспечения исполнения основного обязательства. В сфере же кредитования залогом обеспечиваются почти все крупные обязательства должников. Выбрать способ реализации заложенного имущества законодательство позволяет сторонам самостоятельно. Для того, чтобы избежать дополнительных временных и денежных затрат, заложенное имущество стороны часто реализуют во внесудебном порядке. Одним из способов реализации предмета залога во внесудебном порядке является обращение предмета залога в собственность залогодержателя. Однако залогодержатель не всегда ведет себя добросовестно и соблюдает все установленные законом процедуры. В свою очередь незаконное выбытие предмета залога из собственности залогодателя может причинить ему существенные убытки, а то и вовсе блокировать его дальнейшую деятельность. Это может произойти, если, например, предметом залога выступает контрольный пакет акций залогодателя. Именно такой спор рассмотрел Президиум ВАС РФ, сделав в итоге по делу ряд важных для залогодателя выводов (постановление от 10.04.2012 по делу № А19-5794/10-10-4).

С момента обращения взыскания до реализации залога должно пройти 10 дней

Суть дела заключалась в следующем. Общество «Русская Лесная Группа» выступило залогодателем по кредитному договору, заключенному между обществом «Игирма» (заемщик) и ОАО «Сбербанк» (кредитор). Предметом залога стали 600 акций общества «Киренсклес», которые составляли 100 процентов его уставного капитала. При этом в договоре залога был предусмотрен внесудебный порядок обращения взыскания на предмет залога через его оставление в собственности залогодержателя (в связи с чем указанные акции были депонированы на счете депо в Сбербанке).

Далее, со стороны заемщика возникла просрочка исполнения денежного обязательства. Через две недели после даты, когда обязательство должно было быть исполнено, банк уступил свои требования по кредитному договору и обеспечивающему его договору залога третьему лицу. Затем банк уведомил залогодателя об уступке требования, а третье лицо известило его об обращении взыскания на предмет залога, если обязательства из кредитного договора не будут выполнены.

Здесь важно отметить, что по действовавшей в тот момент редакции Закона РФ от 29.05.1992 № 2872 «О залоге» предусматривалось обязательное соблюдение 10-дневного срока. Такой срок начинает исчисляться с момента получения залогодателем уведомления залогодержателя о начале обращения взыскания на предмет залога. До истечения этого срока, по общему правилу, не допускается обращение взыскания на предмет залога (исключение – скоропортящийся предмет залога, который можно реализовывать ранее 10 дней).

Однако новый залогодержатель, не соблюдая 10-дневный срок, обратился к банку как к депозитарию заложенных акций с просьбой перевести все акции на свой счет-депо. Банк удовлетворил просьбу. В этот же день заемщик перечислил в банк долг по кредиту, но банк вернул денежные средства с формулировкой, что требование было уступлено в порядке цессии новому залогодержателю. Впоследствии заемщик не смог найти действующего залогодержателя по месту его регистрации согласно данным ЕГРЮЛ, в связи с чем задолженность по кредитному договору была внесена на имя общества в депозит нотариуса.

На следующий день новый залогодержатель продал акции обществу «Модус», которое, в свою очередь, приняло в срочном порядке решение о дополнительной эмиссии ценных бумаг к купленным 600 акциям и выпустило еще 5400 акций. Данная процедура закончилась регистрацией выпуска дополнительных акций в ФСФР. После этого общество «Модус», являясь собственником общества «Киренсклес», реорганизовало последнее из акционерного общества в общество с ограниченной ответственностью. Как следствие, 6000 обыкновенных бездокументарных акций были погашены и стали долями общества с ограниченной ответственностью. На этом процесс «увода» акций закончился.

Акции, учтенные на счете депо, продолжают находиться во владении залогодателя

После этого залогодатель предъявил исковые требования к банку, а также к новому залогодержателю и обществу «Модус» о признании неправомерным обращения взыскания на предмет залога и возращении пакета акций.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций последовательно отказали в удовлетворении требований общества по следующим основаниям.

Заемщик и залогодатель были надлежащим образом уведомлены о заключении договора уступки права требования, поэтому оплата основным должником задолженности по кредитному договору являлась исполнением ненадлежащему кредитору и не прекращала обязательство.

Сокращение установленного 10-дневного срока было признано обоснованным, так как акции могли резко подешеветь по причине наличия у «Киренсклеса» задолженности по договору аренды лесного участка. Это могло грозить расторжением договора и потерей существенного актива бизнеса.

Также стало невозможно списать акции «Киренсклеса» со счета депо общества «Модус» и восстановить их на счете депо залогодателя поскольку была проведена дополнительная эмиссия акций, а также состоялось их погашение в связи с реорганизацией АО в ООО.

Далее дело было рассмотрено судебной коллегией ВАС РФ и передано на рассмотрение в Президиум, который отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение, при этом в мотивировочной части содержалось следующее обоснование.

Истец не теряет право на судебную защиту, если ответчик препятствует удовлетворению требований

Во-первых, процедура обращения взыскания на предмет залога была совершена с нарушением установленного 10-дневного срока. Как следствие, залогодержатель не стал собственником заложенных акций и не имел права распоряжаться ими впоследствии. Особо интересны рассуждения Президиума ВАС о том, что существенное и необоснованное сокращение сроков залогодержателем привело к тому, что залогодатель не смог реализовать свое право на прекращение обращения взыскания на предмет залога. Это в свою очередь может свидетельствовать о том, что действительной целью действий залогодержателя было не удовлетворение требований кредитора по обязательству, а приобретение акций на нерыночных условиях.

При этом дополнительным обстоятельством в пользу такого решения суда стало то, что на следующий день после обращения залогодержателем акций в свою собственность они были отчуждены в пользу другого общества по цене, почти вдвое превышающей цену, по которой залогодержатель оставил акции за собой.

Во-вторых, основной должник выполнил денежное обязательство надлежащему кредитору, то есть банку, поскольку получил уведомление об уступке банком права требования третьему лицу позднее. При этом передача заемщику уведомления была подтверждена только копией доверенности лица, его получившего, в то время как оригинал доверенности в материалы дела не представлен, а должник факт выдачи такой доверенности отрицает. Кроме того, не было документально подтверждено и утверждение банка о получении уведомления должником посредством факсимильной связи.

В-третьих, обществом-залогодержателем была нарушена процедура внесудебного обращения взыскания на предмет залога. В частности, предмет залога, переданный залогодателем на время во владение или пользование третьему лицу, считается оставленным у залогодателя (п. 3 ст. 338 ГК РФ). Следовательно, спорные акции, переданные залогодателем на депозитарный учет банку, считаются находящимися у залогодателя, а не у залогодержателя. Кроме того, реализация предмета залога способами, поименованными в п. 3 ст. 28.1 Закона РФ от 28.05.1992 № 2872-1 «О залоге» (далее – Закон № 2872-1), возможна только в случае, когда залогодержатель владеет заложенной движимой вещью (п. 33 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10, ст. 223 ГК РФ).

Следовательно, вывод Президиума ВАС РФ очевиден – залогодержатель не имел права оставлять заложенные акции у себя без совершения исполнительной надписи нотариуса, а депозитарий не должен был исполнять поручение о зачислении акций на счет-депо залогодержателя без наличия соответствующей исполнительной надписи.

Таким образом, теперь можно с уверенностью утверждать, что если залогодержатель и депозитарий ценных бумаг не совпадают, то ценные бумаги считаются находящимися у залогодателя, и для возможного списания таких бумаг со счета депо залогодателя необходима исполнительная надпись нотариуса.

Президиум ВАС РФ предложил разрешить возникший спор в следующем порядке. Залогодатель вправе истребовать от приобретателя имущество, неправомерно отчужденное залогодержателем, а если имущество оставлено залогодержателем за собой – от залогодержателя (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10, ст. 301 ГК РФ).

Цитата:«Залогодатель вправе истребовать от приобретателя свое имущество, неправомерно отчужденное залогодержателем (статья 301 ГК РФ), а если имущество неправомерно оставлено залогодержателем за собой – от залогодержателя. При этом удовлетворение виндикационного иска залогодателя к приобретателю предмета залога не исключает обязанности залогодержателя по возмещению залогодателю дополнительных расходов, связанных с восстановлением нарушенного права, и иных убытков» (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10).

Президиум ВАС также отметил, что удовлетворение виндикационного иска залогодателя к приобретателю предмета залога не исключает обязанности залогодержателя по возмещению дополнительных расходов, связанных с восстановлением нарушенного права, и иных убытков.

Также суд указал, что собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения помимо воли (п.п. 35, 39 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22). Спорные акции находились у залогодателя и его воля была направлена на прекращение обращения взыскания на предмет залога. Залогодержатель же в нарушение действовавшего внесудебного порядка обращения взыскания на заложенное имущество и без исполнительной надписи нотариуса обратил их в свою пользу. Поэтому имеет место выбытие акций из владения залогодателя помимо его воли. В такой ситуации общество-собственник акций правомерно обратилось с иском не только к залогодержателю, но и ко всем последующим приобретателям акций.

Также Президиум ВАС РФ отметил нарушение норм процессуального права в части отказа судами нижестоящих инстанций в удовлетворении ходатайства об изменении предмета и основания иска. Дело в том, что когда залогодателю стало известно, что акции погашены, а акционерное общество реорганизовано в общество с ограниченной ответственностью, то истец пытался изменить иск и просить уже не о взыскании акций, а об истребовании с новообразовавшегося общества 6 млн руб., которые соответствовали бы 100 процентам долей его уставного капитала. Президиум ВАС РФ определил, что такая замена ненадлежащего ответчика допускается (п. 32 Постановления Пленума № 10/22, ст. 47 АПК РФ). Соответственно, отказ в удовлетворении ходатайства был неправомерен. Кроме того, суд высказал важную, на наш взгляд, правовую позицию о том, что «длящееся недобросовестное поведение ответчиков, предпринимающих в процессе рассмотрения дела действия, ведущие к невозможности удовлетворения заявленных требований (в том числе и погашение акций в связи с преобразованием общества), не должны препятствовать реализации права истца на судебную защиту».

Залогодатель может подать виндикационный иск в случае выбытия предмета залога из его владения против его воли

Представляется, что обсуждаемое постановление Президиума ВАС РФ имеет огромное значение для правоприменительной практики, поскольку в нем сформирован ряд сложных правовых позиций, позволяющих упорядочить складывающуюся судебную практику по вопросу обращения взыскания на ценные бумаги (движимое имущество) и привести ее к единообразию. В заключение анализа данного постановления полагаем уместным обобщить правовые позиции ВАС РФ, установленные в этом деле.

  1. Сокращение залогодержателем 10-дневного срока, который должен пройти с момента уведомления залогодателя о необходимости исполнить обязательство до момента обращения взыскания на предмет залога, допускается только в исключительных случаях. Нарушение данного правила обуславливает невозможность залогодателя реализовать свое право на прекращение процедуры обращения взыскания исполнением договорного обязательства.
  2. Залогодержатель может обратить взыскание на предмет залога без совершения исполнительной надписи нотариуса только в том случае, когда договором предусмотрено, что предмет залога остается у залогодержателя.
  3. Президиум ВАС РФ отметил правильный способ защиты нарушенного права в случае выбытия предмета залога от залогодателя помимо его воли. Залогодатель может истребовать заложенное имущество от незаконного владельца (залогодержателя, иного приобретателя) посредством виндикационного иска, что не исключает возможности требовать возмещения дополнительных расходов, связанных с восстановлением нарушенного права, и иных убытков.
  4. Длящееся недобросовестное поведение ответчиков, предпринимающих в процессе рассмотрения дела действия, ведущие к невозможности удовлетворения заявленных требований, не должны препятствовать реализации права истца на судебную защиту.

В связи с рассмотренным делом, мы бы хотели остановиться еще на одном проблемном аспекте, по которому единый подход еще не сформировался. Имеются в виду случаи, когда исполнение единого денежного обязательства обеспечивается залогом, где в качестве залогодержателей присутствуют два или более лиц. В рассмотренном деле банк уступил свои требования по кредитному договору и обеспечивающему ему договору залога третьему лицу. Но как бы происходило обращение взыскания на предмет залога (акции) в том случае, если бы банк уступил третьему лицу только часть требования из кредитного договора, соответственно, залогодержателей стало бы уже двое.

В практической деятельности ситуации с множественностью лиц на стороне залогодержателей по одному денежному обязательству возникают довольно часто. Например, когда заключенный между компанией и банком кредитный договор обеспечивается залогом объекта недвижимости, и впоследствии банк решает уступить часть требования по кредитному договору третьему лицу. Очевидно, что к третьему лицу перейдет также право на обращение взыскания на предмет залога в случае неисполнения должником обязательств, вытекающих из кредитного договора. Либо ситуации, когда кредит изначально выдается несколькими банками на реализацию какого-то одного проекта под обеспечение одного и того же объекта недвижимости (совокупности объектов) и т. д.

Цитата:«Взыскание на предмет залога может быть обращено только по решению суда в случаях, если:...имущество заложено в обеспечение исполнения разных обязательств нескольким созалогодержателям» (п. 3 ст. 349 ГК РФ).

Иными словами, если бы акции находились в залоге у двух лиц – банка и общества, и при этом обеспечивали бы исполнение различных обязательств, то внесудебный порядок обращения взыскания на акции и вовсе был бы невозможен. Соответственно, не было бы и проблем, связанных с порядком реализации предмета залога, поскольку вопрос решался бы арбитражным судом. Но в рассматриваемой нами ситуации залог обеспечивает исполнение единого обязательства – уплату обществом денежных средств по кредитному договору, соответственно, внесудебный порядок обращения взыскания и последующая реализация имущества допустимы. Понятно, что когда между залогодержателями и должником заключены договоры, исполнение которых обеспечено единым предметом залога, достигнуто соглашение о порядке и способах обращения взыскания на предмет залога, то сложностей при фактическом обращении взыскания на предмет залога возникать, как правило, не будет. Однако в случае, когда подобного соглашения между залогодержателями нет, вероятность возникновения спорных ситуаций довольно велика.

ВАС РФ прокомментировал данную проблему только в той части, когда между должником и кредиторами (залогодержателями) заключены отдельные (самостоятельные) кредитные договоры. В частности, исполнение обязательств, вытекающих из двух и более кредитных договоров, заключенных между одними и теми же должником и кредитором, может быть обеспечено одним договором об ипотеке здания (п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 № 90). Если в последующем при уступке кредитором (цедентом) своих прав по одному из этих кредитных договоров третьему лицу (цессионарию) с одновременной уступкой прав по договору об ипотеке стороны не определят очередность, в которой ипотека обеспечивает исполнение должником обязательств перед ними, применяются нормы ст. 46 Федерального закона от 11.11.2003 № 152-ФЗ «Об ипотеке». Статья 46 этого закона предусматривает, что требования залогодержателей удовлетворяются в порядке очередности, соответствующей срокам исполнения обеспеченных ипотекой обязательств (п. 5), как следствие, в зависимости от срока исполнения обязательств ипотека будет либо последующей, либо предыдущей (п.п. 2–4).

Как известно, наличие пробелов в законодательстве обуславливается либо квалифицированным молчанием законодателя (законодатель не изъявляет волю регулировать спорный вопрос), либо недоработкой или упущением. Трудно сказать, почему на проблему обращения взыскания на предмет залога, обеспечивающего исполнение единого денежного обязательства при наличии множественности лиц на стороне залогодержателя, пока не обратили внимание. Возможно, проблемы, собственно, никакой и нет, и это только авторское недопонимание природы залоговых правоотношений.

Тем не менее, на наш взгляд, в таких случаях, когда предмет залога обеспечивает исполнение единого обязательства перед созалогодержателями, удовлетворение требований кредиторов на единый предмет залога будет осуществляться в части, пропорциональной заявленным требованиям. В том числе, это должно быть по правилам п. 4 ст. 326 ГК РФ, а не по правилам о предыдущем и последующем залоге, поскольку сроки исполнения обязательств должника перед кредиторами (созалогодержателями) совпадают, соответственно, п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ № 90 не применим.

Вне зависимости от того, какова будет судьба обсуждаемой проблемы, необходимо высоко положительно оценить инициативу законодателя и Высшего арбитражного суда РФ по выработке завершенных правовых позиций по проблемным вопросам залогового права.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Сколько судов у вас в год?

  • Ни одного 5.61%
  • До 10 21.5%
  • 10-50 39.25%
  • Больше 50 33.64%
Другие опросы

Рассылка



© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
о том, как выиграть спор в арбитражном суде

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль