Переезд в Казань. Родня. Гимназия

172

Сколько же времени прожил наш герой в Федоровке? Очевидно недолго — около двух лет — ибо уже в конце следующего, 1864 г., его отец получил уведомление о своем назначении Симбирским губернским воинским начальником. Откуда известно, что именно «в конце 1864 г.»? Дело в том, что самая должность Губернского воинского начальника была введена Положением об управлении местными войсками военного округа 6 августа 1864 г. Некоторое время на назначение, да еще на оповещение об этих назначениях (по условиям эпохи не особенно скорое) — вот и выходит конец года. Командование местными войсками, членство в губернских рекрутских присутствиях, прием рекрутов, обеспечение их продовольствием и обмундированием, распределение по воинским частям и отправление по месту назначения, учет, призыв на службу и пр. работа с «нижними чинами» в отпусках, наблюдением за пребывавшими в отпусках офицерами, содержание и препровождение арестантов, исполнение обязанностей военного коменданта1 — вот неполный перечень того, чем предлагалось заниматься боевому полковнику, Георгиевскому кавалеру.

С политической точки зрения это назначение имело в виду, конечно, не столько заполнение вновь учрежденной должности, сколько удаление бравого вояки польского происхождения подальше от театра военных действий против его малой Родины (вспомним еще раз о подавленном в 1863–1864 гг. польском восстании, которое, выходит, непосредственно повлияло на судьбы Шершеневичей). С практической же точки зрения оно означало необходимость переезда к новому месту службы. В губернский город Симбирск. Соответственно, в конце 1864 г. (а скорее всего — в начале 1865 г.) семья Шершеневичей, преодолев более чем 1700 км., оказывается… в Казани. До Симбирска семья не доехала, потому что по прибытии в Казань Феликса Григорьевича встретило известие о его производстве в генерал-майоры (чин 4-го класса, соответствующий действительному статскому советнику) с… увольнением от службы и назначением пожизненного содержания суммой 860 рублей серебром в год. Перемещение за казенный счет окончилось, в Симбирске нового воинского начальника никто не ждал, ничего другого Шершеневичей с этим городом не связывало. Отец принял решение обосноваться в Казани.

860 рублей серебром в год. Много это или мало? Не очень много, но в целом достаточно, чтобы снять дом для проживания супругов и их то ли троих, то ли (менее вероятно) четверых детей. Вообще-то детей всего было шесть — малолетний Гаврила, четыре его старших брата (Владимир, Александр, Станислав и Николай) и одна (старшая же) сестра (Антонина). Но ко времени переезда из Херсонской губернии в Казань «неотделенными от родителей» остались, скорее всего, только два младших сына и дочь; возможен, впрочем, вариант, что в отеческом доме продолжал проживать еще и старший брат Владимир. Неопределенность проистекает из того обстоятельства, что мне совсем не удалось разыскать каких-либо сведений о Владимире Феликсовиче и Антонине Феликсовне2. Судьба остальных более-менее ясна3. Судя по тем скудным данным, которыми я располагаю, пребывание старших детей под сенью родительского крова продолжалось недолго — они довольно рано получили возможность содержать себя сами и, стало быть, быстро сняли часть обременения с бюджета родительского. Наконец, поступали Шершеневичам и какие-то части доходов с их украинских поместий. Словом, вполне получалось не просто концы с концами сводить, но и иметь возможность выбирать, кем станут дети, и помогать им добиваться этого. Излишков не было, но необходимого хватало — ни в долги влезать, ни уж тем более побираться, конечно не приходилось.

Супруга Феликса Григорьевича — Зефирина Викентьевна — происходила из помещичьего рода Бурхат. Рождение ею шестерых детей не оставляет сомнений в том, что матерью она была замечательной, хозяйкой — домовитой, но при том, вероятно, где-то даже своенравной и своевольной женщиной. Не «дубиноголовой», разумеется (типа гоголевской Коробочки), но именно суровой, домостроевской. Если бы не польские дворянские корни главы семьи, не его военная служба с перемещениями за казенный счет, не его закаленное в сражениях рыцарское сердце, природные утонченность, интеллигентность и благородство, можно не сомневаться, что ни в какую Казань никто бы не поехал и что приоритетами детей становились бы отнюдь не гимназии, не юнкерские-военные училища и не университетские факультеты. Зато каждый из братьев покинул бы материнский кров не иначе, как обзаведясь собственным хозяйством, либо открыв промышленное или торговое предприятие, ну а Антонине нашли бы неплохую партию из польских дворян. И знали бы мы в таком случае Шершеневичей-помещиков, предпринимателей и купцов польского происхождения. То, что всего этого не случилось, надо отнести на счет решающего отцовского — офицерского — воспитания, образования, слова, влияния и примера. «Вольтерианец, вольнодумец, как его звали в уезде, весьма образованный по своему времени человек, резкий на слова, но добрый по существу, он был грозою местных властей, священников и полиции, и вместе с тем защитником обездоленных»4.

Осенью 1873 г. Гаврила поступил во 2-ю Казанскую мужскую гимназию5, которую окончил в 1881 г., получив за отличную учебу награду первой степени. Судя по тому, что с 1881 г. вчерашний гимназист снял квартиру для самостоятельного проживания6, к этому времени отчий дом свое существование прекратил, вероятнее всего — со смертью обоих родителей или (вернее), со смертью отца (не исключено, что молодой Габриэль Феликсович проживал по новому месту вместе с матерью).

<< Предыдущая глава Следующая глава >>

1См.: http://imha.ru/2007/12/23/gubernskijj-voinskijj-nachalnik.html#.UcdOXyCGhow.
2Вероятно, такие сведения разысканы В. Дроздковым и изложены в его статье «Родословная друга С. Есенина поэта-имажиниста В. Шершеневича: (из материалов к Есенинской энциклопедии)». К сожалению, чрезвычайная редкость издания, в котором осуществлена публикация (Современное есениноведение. 2009. № 12. С. 69-89) не позволили мне ознакомиться с ней при подготовке настоящей книги. Р. А. Циунчук сообщает лишь годы их рождения — 1843 (Владимир) и 1849 (Антонина); Е. В. Васьковский — что Антонина умерла от рака. Других сведений нет.
3Об Александре Феликсовиче (р. в 1844 г.) известно, что тот к 1885 г. дослужился до подполковника 145-го пехотного Новочеркасского Императора Александра III полка, в коем чине он и состоял по крайней мере до 1 ноября 1896 г. (http://rodovoyegnezdo.narod.ru/War/novocherkastsy.htm); дислоцировался этот полк в Санкт-Петербурге (об этом придется вспомнить ниже). Сведений о том, что в 1896 г. он был отставлен от службы по возрасту, у нас нет. Поскольку предельный возраст пребывания в чине подполковника в Российской Империи составлял 58 лет, ясно, что к 1896 г. он этого возраста еще не достиг; следовательно, Александр родился никак не ранее 1839 г., скорее всего (судя по тем сведениям, которые удалось собрать о следующем брате) — в начале 1840-х гг. В любом случае покинуть отчий дом он был вынужден задолго до рождения младшего брата.
Станислав Феликсович (1847 г. р.) в 1866 г. окончил Александровское военное училище в г. Москве, служил в 130-м пехотном Херсонском (!) полку (http://babal5919.narod.ru/photospisok3.html, http://rosgenea.ru/?alf=25&serchcatal=Шершеневич&r=4). Если положить три года на его пребывание в Училище (кстати, созданное лишь 1863 г.) и допустить, что оно началось в 17 лет (моложе в такие заведения не принимали), то выходит, что Станислав был 1846 года рождения, а отчий дом оставил как раз в год рождения младшего из братьев — в 1863 г.
Николай Феликсович до 1877 г. (до женитьбы и рождения сына) был ординатором в клинике Казанского университета, а затем стал практикующим врачом (Казанские материалы), после чего переехал с семьей в Санкт-Петербург. Позднее мы еще вернемся к этому обстоятельству; здесь же отметим лишь, что если ко времени женитьбы и рождения ребенка Николай уже успел побыть ординатором университетской клиники, то, стало быть, к 1877 г. ему должно было быть никак не менее 25 лет. Это — значит 1852 год рождения, в 1863 г. ему, выходит, было 9 лет, стало быть, он совершенно точно продолжал находиться под родительской опекой. Известно еще, что в 1881 г. Николай Феликсович защитил в Санкт-Петербурге диссертацию на степень доктора медицины на тему «О влиянии хлорала, хлороформа и сапонина на красные тельца крови внутри и вне организма».
У Николая Феликсовича было (судя по всему) два сына — Евгений и Виктор.
Евгений в 1900 г. окончил Санкт-Петербургское Императорское училище правоведения в чине 10-го класса; дослужился до чина 7-го класса (надворного советника) и. д. судебного следователя Великолуцкого окружного суда. Во время Первой Мировой войны — корнет армейской кавалерии. Предположительно умер до 1967 г. (http://rosgenea.ru/?alf=25&serchcatal=Шершеневич&r=4, http://genrogge.ru/isj/isj-091-6.htm).
Виктор, 1880 г. р. пошел по стопам дедушки — стал офицером царской армии, разделив судьбу многих из них — бесследно исчез во время революции, оставив по себе, однако, двух сыновей — Джорджа (1905–1978) и Евгения (1907–1973). Именно Джордж является отцом господина Кшиштофа Энтони Шершеневича (1946 г. р.), любезно предоставившего нам эти сведения. Его единственная дочь — Ева, 1976 г. р. — имеет двух сыновей — Иво (2005 г. р.) и Генри (2013 г. р.). Выходит, что и посейчас благополучно здравствуют двоюродные родственники Габриэля Феликсовича — правнук, праправнучка и пра-праправнуки — дай им всем Бог здоровья и долголетия.
4Так характеризовал своего дядю, отставного конно-артиллерийского офицера, другой наш известный цивилист С. А. Муромцев (см.: С. А. Муромцев: сб. статей. М., 1911. С. 7). Я ни на минуту не сомневаюсь, что эта характеристика может быть в полной мере отнесена и к Шершеневичу-старшему.
5«Казанская 2-я мужская гимназия была основана в 1835 г. Первым ее директором был М. Н. Львов. В 70-х годах 19 в. в ней изучались следующие предметы: Закон Божий (17 уроков), русский язык и словесность (30 уроков), логика и психология (один урок), латинский язык (49 уроков), греческий язык (37 уроков), математика и математическая география (35 уроков), физика (35 уроков), естествознание (два урока), география (10 уроков), история (12 уроков), немецкий язык (19 уроков), французский язык (19 уроков) и чистописание (11 уроков). — В 1885 г. (на конец учебного года) во 2-й гимназии обучались 316 учеников, из них детей дворян и чиновников — 183, купцов и мещан — 96, разночинцев и крестьян — 37. За период с 1875 по 1885 г. гимназию окончили 189 человек, и все они поступили в университет» (http://rmakazan.narod.ru/kazdum.htm). Из Казанских материалов мы знаем, что здание этой гимназии сохранилось до сих пор. Это — двухэтажный дом № 48/1 по ул. Левобулачной. Сегодня в нем располагается Центр детского творчества и досуга Вахитовского района г. Казани, ранее здание занимал городской Дом пионеров и школьников.
6Опять-таки, Казанские материалы позволяют отметить, что после окончания гимназии Габриэль Феликсович проживал по адресу ул. Ново-Коммисариатская, дом Апехтина. Сегодня это одноэтажный деревянный дом по ул. Муштари, д. 31/55 — дом-музей писателя Василия Аксенова.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
о том, как выиграть спор в арбитражном суде

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль