• Главная страница
  • » Статьи
  • » Банк требует от заемщика воздержаться от совершения определенных действий. Когда такое условие в договоре правомерно

Банк требует от заемщика воздержаться от совершения определенных действий. Когда такое условие в договоре правомерно

1213
- Для чего банки включают в кредитные договоры негативные обязательства должника - В чем отличие ограничивающих правоспособность условий от ковенантов - Может ли банк потребовать поддержания определенного уровня средств на счете должника
Банк требует от заемщика воздержаться от совершения определенных действий. Когда такое условие в договоре правомерно Сергей Александрович Морозов, 
юрист компании «Хренов и партнеры»

В кредитном договоре, помимо стандартных условий, стороны могут предусмотреть и довольно специфические требования к заемщику. Например, заемщик обязуется поддерживать определенный уровень финансовых показателей своей деятельности, уведомлять банк о предъявленных исках, до полного возврата кредита воздерживаться от заключения договоров поручительства, по которым заемщик выступал бы поручителем по обязательствам третьих лиц, а также не предоставлять свое имущество в залог как по своим обязательствам, так и по обязательствам третьих лиц. Могут быть и иные условия. Если заемщик нарушает такие обязательства, то у банка появляется право требовать досрочного возврата кредита. Такие договорные условия называются ковенантными и нередко заемщики пытаются их оспорить как ограничивающие их правоспособность. Однако суды зачастую встают на сторону банков и признают такие условия дополнительными гарантиями для кредиторов.

В английском праве под ковенантом понимается принятая должником по договору на себя обязанность воздерживаться от совершения каких-либо действий или совершать определенные действия в течение действия данного договора1.

В некоторых странах (например, в Англии или Германии) включение ковенантов в кредитные договоры является обычной практикой банков2. Однако в российском праве данный институт стал применяться сравнительно недавно, поэтому на практике нередко возникают проблемы при включении сторонами подобных условий в кредитный договор. Нередко ковенанты, включенные в кредитный договор, касаются особенностей распоряжения должником денежными средствами, находящимися на его расчетных счетах, что, соответственно, может дать судам основание признать такое условие незаконным со ссылкой на ст. 845 ГК РФ, запрещающую ограничивать право распоряжения клиентом средствами, размещенными на банковском счете.

Правомерность включения в договор ковенантов, в той или иной мере ограничивающих права на совершение должником ряда сделок, может стать предметом рассмотрения и с точки зрения требований антимонопольного законодательства.

Открытым остается и вопрос о том, насколько правомерно включать в кредитный договор с потребителем ковенантные условия.

На уровне законодательства данные проблемы не решены, однако можно говорить о том, что за последние несколько лет сложился определенный пласт судебных решений, которые так или иначе затрагивают данную проблематику. Это не исключает возможности применения к ковенатным условиям общих положений об обязательствах и договорах (постановления ФАС Уральского округаот 03.04.2013 по делу № А07-11067/2012, Московского округа о т 10.10.2013 по делу № А40-155837/12-31-300, Северо-Западного округа от 27.01.2014 по делу № А66-4571/2013).

В этом контексте нельзя не отметить информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» (далее ܻ— Обзор), в п. 9 которого ВАС РФ высказался по поводу критериев правомерности включения в договор так называемых негативных (ограничительных) ковенантов.

ОГРАНИЧИВАЮЩИЕ УСЛОВИЯ ДОГОВОРА НЕ ВСЕГДА ФОРМУЛИРУЮТСЯ КАК ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ЗАЕМЩИКА

Легальное определение понятия «ковенант» в российском праве отсутствует. Этот институт является сравнительно новым для российского права и своего закрепления в законе пока не получил. Это не мешает судам предлагать свои варианты его толкования.

К примеру, в одном из судебных актов суд общей юрисдикции признал действительность ковенанта, включенного в кредитный договор. Суд также предложил определять термин «ковенант» как «особые обязательства, ограничивающие поведение заемщика и предусматривающие совершение определенных действий либо запрет их совершения только для заемщика» (определение Московского городского суда от 04.07.2012 по делу № 33-11741). Аналогичным образом определяет понятие «ковенант» и арбитражный суд (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2011 по делу № А41-3443/11).

Более того, в ряде случаев суды тем или иным образом подчеркивают, что включение ковенанта в договор обусловлено вполне конкретной целью — уменьшением рисков кредитора столкнуться с нарушением договора3.

Так, ФАС Северо-Кавказского округа в своих решениях отмечает, что ковенант дает банку «дополнительную уверенность в возврате выданных кредитов». Также это условие позволяет снизить стоимость кредита для должника, что вполне естественно, так как риски невозврата кредита напрямую влияют на величину процентной ставки и иных платежей по кредитному договору (постановления от 26.03.2012 по делу № А53-17236/2011от 23.07.2012 по делу № А32-16016/2011от 03.12.2012 по делу № А32-48746/2011)4.

Как видим, в практике российских судов ковенант рассматривается как дополнительное обязательство заемщика совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения. Это условие включается в договор с целью снижения рисков кредитора столкнуться с нарушением основного обязательства. Подобный подход вполне объясним влиянием позиции ВАС РФ, сформулированной в п. 9 Обзора. Там описывается дело, в котором ковенанты были определены именно как обязательства. Однако на практике это далеко не всегда так.

Определяя ковенант подобным образом, суды необоснованно не обращают внимания на два обстоятельства. Во-первых, ковенант в кредитном договоре можно сформулировать не только как дополнительную обязанность, но и как отлагательное условие (например, возникновение у банка права повысить процентную ставку по кредиту или требовать досрочного возврата суммы кредита может ставиться в зависимость от наступления определенных событий). Во-вторых, выполнение ряда ковенантов, обычно включаемых в кредитные договоры, может не находиться в прямой или даже частичной зависимости от реальных возможностей самого должника5. Следовательно, нельзя относить к обязательствам заемщика, например, непредъявление третьими лицами исков в отношении заемщика. Куда более разумным представляется объяснение природы таких ковенантов через отлагательные условия6.

Таким образом, определять ковенант исключительно как обязательство, на наш взгляд, не вполне обосновано. В зависимости от того, каким образом он сформулирован, а также от возможности его выполнения стороной, ковенант можно рассматривать либо как обязательство, либо как отлагательное условие.

НЕГАТИВНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ДОЛЖНЫ БЫТЬ ДОСТАТОЧНО КОНКРЕТИЗИРОВАНЫ В ДОГОВОРЕ И ОГРАНИЧЕНЫ ПО ВРЕМЕНИ

При включении в кредитный договор ковенантных условий необходимо учитывать, что далеко не каждое такое условие будет признаваться российскими судами. Это связано с тем, что в российском праве существует запрет на заключение соглашений, ограничивающих правоспособность, а некоторые суды склонны рассматривать ковенанты, в особенности ограничительные, именно как такие соглашения.

Например, банк включил в кредитный договор с клиентом запрет на использование полученных денежных средств в предпринимательских целях. Суд признал такой запрет не соответствующим ст. 22 ГК РФ (постановление ФАС Северо-Западного округа от 30.08.2011 по делу № А66-8547/2010). По аналогичному основанию другой суд признал недействительным и условие о запрете привлечения заемщиком финансовых средств без предварительного согласования с банком (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 04.02.2014 по делу № А53-10190/2013).

Тем не менее, существует значительное число дел, в которых включение ковенантных условий в кредитный договор признается допустимым (постановления ФАС Северо-Западного округа от 21.06.2012 по делу № А13-5727/2011от 27.01.2014 по делу № А66-4571/2013 ; Восточно-Сибирского округа от 19.12.2012 по делу № А19-16535/2011 ; Московского округа от 10.10.2013 по делу № А40-155837/12-31-300). Возникает вопрос — как же определить, в каком случае имеет место соглашение, ограничивающее правоспособность должника, а в каком — ковенантное условие, подлежащее судебной защите? Отчасти на этот вопрос дает ответ Обзор. В пункте 9, помимо простого указания на то, что негативные ковенанты могут быть законными, ВАС РФ указывает и критерии, которыми следует руководствоваться при определении законности такого условия.

Во-первых, суд указывает на то, что действия, от совершения которых обязуется воздерживаться должник, должны быть в достаточной степени конкретизированы, а обязанность не совершать их — ограничена во времени. Во-вторых, суд указывает на то, что принятие на себя таких обязательств должно быть обусловлено получением должником имущественного блага — кредита.

Однако, на наш взгляд, приведенные Высшим арбитражным судом РФ критерии не позволяют отграничить ковенант от условия, ограничивающего правоспособность должника. Это проявляется в том, что и условие, ограничивающее правоспособность, может быть достаточно конкретизировано, и, разумеется, включение его в договор обусловлено предоставлением кредита.

Например, вполне конкретизированным может быть условие о полном переходе заемщика на расчетно-кассовое обслуживание в банке-кредиторе, запрещающее открытие расчетных счетов в других банках на время действия договора. И это вовсе не означает, что оно не направлено на ограничение правоспособности должника.

Так, суд кассационной инстанции, рассмотрев материалы одного из дел, направил дело на новое рассмотрение и указал следующее. Суду необходимо установить, насколько условие о переходе на полное расчетно-кассовое обслуживание в банке-кредиторе ограничивает свободу выбора контрагента по договору, препятствует свободному осуществлению предпринимательской деятельности должником. Также необходимо установить, обеспечивает ли такое условие возвратность кредита (постановление ФАС Уральского округа от 07.03.2014 по делу № А07-7565/2013). В другом акте суда содержится еще более категоричная позиция в отношении подобных условий. Несмотря на формальное соответствие этого условия п. 9Обзора, суд признает его недействительным, как противоречащее ст. 421 ГК РФ о свободе договора (постановление ФАС Уральского округа от 03.04.2013 по делу № А07-11067/2012).

Более обоснованным представляется подход, сложившийся в практике ФАС Северо-Кавказского округа. А именно — условие признается ковенантом, если целью включения его в договор является обеспечение возвратности кредита (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 18.07.2012 по делу № А32-17133/2011,от 19.07.2012 по делу № А32-16017/2011).

Например, в одном из дел суд пришел к выводу о том, что включение условия о необходимости согласования с банком сделок по привлечению дополнительного финансирования от третьих лиц имеет своей целью не ограничение свободы выбора контрагентов должника, а направлено на обеспечение возвратности кредита. Следовательно, соглашением, ограничивающим правоспособность, не является (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.07.2012 по делу № А32-17131/2011).

При определении законности ковенанта необходимо учитывать то, что он включается в договор в связи с получением дополнительного экономического блага, которое в противном случае не было бы получено заемщиком (позиция ВАС РФ по данному вопросу сформулирована достаточно размыто). Как правило, это экономическое благо состоит в снижении полной стоимости кредита, на что суды прямо указывают в ряде решений (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 03.12.2012 по делу № А32-48746/2011).

Таким образом, можно утверждать, что при установлении правомерности ковенанта следует определить цель его включения в договор. Судебная практика исходит из того, что целью включения в договор ковенантного условия является получение кредитором дополнительных гарантий возврата выданного кредита. При этом признаками, которые свидетельствуют о том, что стороны преследовали именно эту цель, выступают конкретизация обязанностей, проистекающих из ковенанта, ограничение действия таких условий определенным временным промежутком, получение заемщиком дополнительного экономического блага в форме снижения общей стоимости кредита.

КОВЕНАНТНЫЕ УСЛОВИЯ В ДОГОВОРЕ О ПОТРЕБИТЕЛЬСКОМ КРЕДИТЕ НЕ ДОПУСКАЮТСЯ

Определенные проблемы возникают при включении ковенантов в кредитные договоры, заемщиком по которым выступает потребитель. Это вызвано двумя причинами. Во-первых, потребитель считается экономически более слабой стороной и поэтому предполагается, что он нуждается в дополнительной правовой защите (определение КС РФ от 13.10.2009 № 1214-О- О). Во-вторых, суды очень настороженно относятся к включению в кредитные договоры условий, которые не являются для них обычными (в том числе и ковенантов).

Это приводит к тому, что, разрешая вопрос о правомерности ковенанта, суды как общей юрисдикции, так и арбитражные суды по делам об оспаривании актов Роспотребнадзора, как правило, не рассматривают гарантийной функции ковенанта, не определяют, предоставляется ли дополнительное экономическое благо потребителю. Они обычно ограничиваются указанием на то, что такое условие ухудшает положение потребителя, а следовательно, является недействительным как противоречащее ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.05.2010 по делу № А19-28835/09, Волго-Вятского округа от 25.10.2011 по делу № А43-25336/2010).

Более того, по вопросу правомерности включения некоторых ковенантов в кредитные договоры с потребителями ВАС РФ высказался в информационном письме Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146. Суд указал на то, что недопустимо включение в договор ковенанта, дающего банку право требовать досрочного погашения кредита в случае ухудшения финансового положения заемщика (п. 4), заключения заемщиком договора страхования жизни, здоровья и имущества (п. 8.).

НЕКОТОРЫЕ СУДЫ ДОПУСКАЮТ ВКЛЮЧЕНИЕ В КРЕДИТНЫЙ ДОГОВОР ОТЛАГАТЕЛЬНЫХ УСЛОВИЙ

Ковенантное условие в кредитном договоре может быть сформулировано сторонами таким образом, что суд может применить к нему положения ст. 157 ГК РФ об отлагательных и отменительных условиях. В российской судебной практике сложился подход, согласно которому наступление отлагательного и отменительного условий не может быть поставлено в зависимость от воли одной из сторон*. В данной ситуации возникают риски признания судом условия о ковенанте недействительным. К примеру, в одном из дел суд указал, что «стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, последует оно или не последует. Следовательно, условие не должно зависеть от действий (воли) участника сделки» (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18.02.2013 по делу № А46-14632/2011). Впрочем, встречается и противоположный подход. Например, суд не подверг сомнению правомерность условия, согласно которому банк мог требовать досрочной уплаты стоимости требований по договору цессии в случае непредставления контрагенту залога по договору цессии (банку). Хотя его наступление находится в прямой зависимости от действий должника (постановление ФАС Уральского округа от 26.04.2012 по делу № А71-6995/2011).

Стоит отметить, что есть судебная практика по оспариванию ковенантов в кредитном договоре, сформулированных как потестативные условия. В частности, суд признал законным ковенант, сформулированный как отлагательное условие, указав на то, что «стороны могут предусмотреть и такие отлагательные условия, на наступление которых стороны договора могут теоретически оказать влияние» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.11.2010 по делу № А40-150549/09-78-803Б). Однако практики, в которой бы решался этот вопрос, на данный момент недостаточно для того, чтобы сделать однозначный вывод о том, насколько правомерно включение таких условий в кредитный договор. На наш взгляд, коль скоро ст. 157 ГК РФ не запрещает включать в договор подобные условия, то в силу положений ст. 421 ГК РФ стороны вправе включить в договор ковенантное условие, так как оно не нарушает прав третьих лиц и внесено в договор на основании согласования воли сторон.

К другим ковенантам, которые не одобряют суды, относится ковенант, гарантирующий, что к заемщику не будут предъявляться иски или претензии о взыскании денежных средств (постановление ФАС Уральского округа от 02.12.2011 по делу № А47-10328/2010); об обязанности уведомлять банк о заключении кредитных договоров с иными лицами; о нарушении обязанностей по другим договорам, заключенным между заемщиком и банком7.

Каких-то специальных доводов в пользу такой позиции суды не приводят, ограничиваясь указанием на то, что подобные условия могут повлечь негативные последствия для заемщика и не соответствуют законодательству о защите прав потребителя. А если учесть то, что основным последствием нарушения ковенанта выступает появление у банка права требовать досрочного возврата кредита8, то в принципе любое условие о ковенанте может быть признано незаконным.

УСЛОВИЕ О ПОДДЕРЖАНИИ ОПРЕДЕЛЕННОГО УРОВНЯ СРЕДСТВ НА СЧЕТАХ БАНКА-КРЕДИТОРА НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ОГРАНИЧЕНИЕМ КОНКУРЕНЦИИ

Помимо требований, предъявляемых гражданским законодательством и законодательством о защите прав потребителя, ряд ограничений на включение в договор тех или иных условий содержит Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» . В частности, включение в кредитный договор ковенанта о поддержании определенного уровня оборота средств на расчетных счетах, открытых в банке-кредиторе, или переходе на расчетно-кассовое обслуживание такого банка может быть квалифицировано судом как злоупотребление доминирующим положением (если кредитная организация занимает такое положение) или как соглашение, направленное на ограничение конкуренции.

Так, ВАС РФ высказался о правомерности включения в кредитный договор ряда условий, в том числе условии о поддержании определенного уровня оборота средств на счете. Суд указал, что подобные условия не препятствуют осуществлению экономической деятельности, а связаны с контролем за финансовым состоянием заемщика. Эти условия не означают применение банком неразумного и чрезмерного размера процентной ставки, не предусматривают прекращение предоставления услуг (кредитования) в зависимости от проведения заемщиком расчетных операций в иных банках (определение ВАС РФ от 28.09.2012 по делу № А25-1260/2011). Эту позицию поддержал и кассационный суд, указав на правомерность условия с точки зрения антимонопольного законодательства (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.05.2012 по делу № А25-1260/2011).

Не будут квалифицироваться ковенанты как соглашения, направленные на ограничение конкуренции, если банк докажет, что включение его в договор имеет цель исключительно обеспечить возвратность кредита (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2011 по делу № А40-21746/11-98-187).

Таким образом, в практике постепенно складывается подход, согласно которому суды признают правомерным включение в кредитные договоры между предпринимателями условия о ковенанте. В качестве основного критерия правомерности таких условий суды рассматривают направленность его на снижение рисков кредитора.

Следует, однако, иметь в виду, что если подобное условие будет включено в потребительский кредитный договор, высок риск того, что суд признает такое условие недействительным.

1. Cranston R. Principles of Banking Law. New York: Oxford University Press, 2002. Р. 313.
2. Подробнее см. об этом: Фомичева А. А. Сравнительно-правовой анализ отдельных положений кредитного договора российских и немецких банков // Банковское право. 2012. № 5. С. 70.
3. См.: Карапетов А. Г. Правовая природа и последствия нарушения ковенантов в финансовых сделках // Частное право и финансовый рынок: Сборник статей. Вып. 1 / Отв. ред. М. Л. Башкатов. М.: Статут, 2011.
4. Похожей точки зрения придерживается, например, Ольшанникова Н. И. (подробнее см.: Ольшанникова Н. И. Финансовые ковенанты как механизм мониторинга заемщика // Банковское кредитование. 2009. № 2.).
5. В качестве примера такого условия приводится ковенант, согласно которому к должнику не будут предъявляться крупные иски, причем независимо от исхода данного спора и обоснованности претензий истцов. Очевидно, что возможности должника предпринимать действия, направленные на невозникновение такой ситуации, крайне ограничены.
6. См., напр.: Карапетов А. Г. Указ. соч.; Ушаков О. В., Хараева Г. Н. Ковенанты в кредитных договорах: проблемы применения в России // Закон. 2013. № 2.
7. См.: Ушаков О. В., Хараева Г. Н. Указ. соч.
8. См.: Попкова Л. А. Ковенанты в кредитных договорах: зарубежный опыт и российская практика // Банковское право. 2013. № 4.
* См.: Карапетов А. Г. Зависимость условия от воли сторон условной сделки в контексте реформы гражданского права // Вестник ВАС РФ. 2009. № 7. С. 30.


Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Академия юриста компании


Самое выгодное предложение

Смотрите полезные юридические видеолекции

Смотреть видеолекции

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2007–2016

Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
о том, как выиграть спор в арбитражном суде

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль